16 декабрь 2017, Суббота, 22:41

взятка декларация ДТП в Харькове НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

«Именем революции-2»: почему ГПУ спешит продать изъятое зерно

13 октября 2017г.
0

Ярослав Берендаков, для Резонанса

Неудача правоохранителей с получением в Печерском суде Киева разрешений на реализацию изъятого зерна по делу экс-замминистра МВД Виктора Ратушняка - вынудила их «перекинуть» уголовное производство в Донецкую прокуратуру

Предыдущая статья Резонанса с описанием трудовых «заслуг» сотрудников Департамента специальных расследований ГПУ и Государственной фискальной службы опередила даже ведомственную пресс-службу фискалов на несколько дней.

«ИМЕНЕМ РЕВОЛЮЦИИ»: КАК ГПУ И ГФС ЗЕРНО ИЗЫМАЛИ

В ГФС подтвердили факт изъятия крупной партии зерна стоимостью свыше 200 млн гривен, однако скромно умолчали, что по версии следствия данная сельхозпродукция якобы принадлежит беглому заместителю министра МВД Виктору Ратушнюку. И неудивительно, ведь следствию ГПУ не удалось предоставить в суде доказательства связи нескольких десятков агрокомпаний с чиновником времен «злочинної влади».

Резонанс неустанно следит за тенденциями в правоохранительной системе и имеет полное право заявить на основании предыдущих публикаций, что нынешним мейнстримом в работе органов является «изъятие товарно-материальных ценностей», а не поимка преступников.

ГОП-СТОП ОТ СИЛОВИКОВ: ДЕЛО ПОЛОЖИЛИ ПОД СУКНО

Эти же опасения были высказаны и в первой части нашего расследования, где к фиктивному предпринимательству и неуплате налогов приписали вышеупомянутого Виктора Ратушняка. Тогда источники заявили, что изъятый товар будет реализован как бесхозный товар, хотя у него есть владельцы, заявлявшие на него свои права. То есть никому не было сообщено подозрение в совершении преступления, не было и обвинительного акта, зато следователь Департамента специальных расследований ГПУ Ляшко Р.В. почему-то поспешил получить определения следственного судьи Печерского суда г. Киева о реализации зерна. К превеликому удивлению, судья Владимир Карабань отказал в ходатайствах следователя по 9 компаниям, а именно: ООО «Фермерское объединения «Звезда», ООО «Толсен», ООО «Аргон СХ», ООО «Софтис», ООО «СП «Кальмар», ООО «Арецо», ООО «Джилонг», ООО «Естария», ООО «Николаев Зерно». Отметим, что в Едином государственном реестре судебных решений еще не все определения появились.

Отказ в реализации имущества судья мотивировал отсутствием согласия владельца зерна. Да и как можно продавать сельхозпродукцию, когда подозрения (предположения) ГПУ не нашли доказательств и расследование дела не закончено? Кто будет компенсировать убытки бизнеса, если дело закроют в связи с истечением сроков расследования уголовного производства или по другим причинам? Или судом будет установлено отсутствие доказательной базы для вынесения приговора? Зачем спешить продавать чужую собственность?

 

Бегство в Мариуполь

Источник в ГПУ рассказал, что следователь Ляшко из Департамента Сергея Горбатюка является выходцем из Донецкой области, и вроде бы по этой причине дело по зерну на 200 млн гривен перебросили в Мариуполь.

- Таким образом, ГПУ снимает с себя какую-либо ответственность в случае незаконной реализации зерна. Там же это дело и похоронят. Подобная практика применяется очень часто – перекидывают дело в полицию или областную прокуратуру, чтобы по-тихому его закрыть, - подытожил источник.

К тому же в Печерском суде Департамент спецрасследований претерпел фиаско в получении разрешений на продажу изъятого зерна.

Мариупольский суд оказался более лояльным, и пока что наложил арест на сельхозпродукцию тех предприятий, по которым ранее судья Карабань принимал нежелательные для ГПУ решения.

Например, 27 сентября Печерский суд отказал в реализации зерна «Фермерского объединения «Звезда».

 

Но прокуратура Донецкой области уже 4 октября просит Октябрьский районный суд Мариуполя арестовать товар и передать его на ответственное хранение ООО «Системные технологии бизнеса» .

 

Суд соглашается и накладывает арест на имущество, при этом отказывает в передаче зерна на ответственное хранение. Аналогично события разворачивались вокруг ООО «СП «Кальмар» и ООО «Джилонг».

Обыск у «Фермерского объединения «Звезда» проводился в период 06.09-08.09.

 

В связи с этим вопрос, на который пока не удалось получить ответ от ГПУ: почему арест на зерно был наложен спустя месяц после проведения обыска? Ведь Уголовный процессуальный кодекс содержит норму подачи ходатайства об аресте в течение 48 часов после изъятия имущества.

 

Пару слов стоит сказать и о том, кому следователи прокуратуры Донецкой области хотели передать зерно – ООО «Системные технологии бизнеса» («СТБ»). По данным «Депутатского контроля», «СТБ» при таможенном оформлении кофе марки «Fort» занизило почти в два раза его стоимость, что повлекло за собой ущерб государственному бюджету на 187 тысяч гривен.

Ни в одном справочнике по Одессе ООО «СТБ» не упоминается по адресу регистрации – ул. Базарная, 40. Приморский суд неоднократно штрафовал  предприятие за неподачу отчетности. Все эти косвенные признаки, по мнению следователей ГПУ, могут свидетельствовать о фиктивности предприятия. Так почему по этим признакам у одних отбирают товар, а другим с таким же «шлейфом» передают на ответственное хранение?

Может на историю с изъятием и попытками сбыта зерна на 200 млн гривен пора обратить внимание и прокурорской инквизиции - Генеральной инспекции Генеральной прокуратуры?!

Потому что жалобы на прокурора ГПУ в тот же Печерский суд - пока безрезультатны.

 

Вернуть имущество после обыска в Украине дело не из легких. Для достижения позитивного результата приходится проходить немалое количество судебных заседаний. В некоторых случаях, если стоимость имущества небольшая, его и вовсе «оставляют» правоохранителям.

Практикующие юристы поясняют злоупотребления прокуроров и следователей при изъятии товарно-материальных ценностей пробелом в законодательстве. Нормами процессуального права четко не определен правовой статус имущества, на которое предоставлено разрешение на отыскание, и нет прямых требований о наложении ареста на него. Поэтому нередко во время длительных судебных тяжб изъятое имущество «съедает моль». Не удивлюсь, если в рассматриваемом случае, зерно внезапно «сгниет».