20 август 2018, Понедельник, 19:09

взятка декларация ДТП в Харькове Мошенничество туроператоров НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

От огня на «Степовой» до стачкома на «Лісовой»

25 мая 2017г.
0

Анна Никитенко, для Резонанса

На прошлой неделе шахта, на которой 2 марта этого года, случилась авария, унесшая жизни 8 горняков, наконец, возобновила добычу угля. Но больше, чем 500 тонн в сутки, ей пока добывать не разрешается: интенсивная выемка угля усиливает, увы, и выделение метана. Лаве - убийце, в которой произошел взрыв, осталось продвинуться на каких-то 70 метров, и ее отработка будет завершена. Ей на смену усиленными темпами готовят новый забой: уже монтируют в нем полуавтоматический комплекс с комбайном. Именно с этой выработкой на «Степовой» связывают свои надежды на лучшее будущее.

Семьи погибших шахтеров получили надлежащие им компенсационные выплаты. Правительственная комиссия во главе с вице-премьером Геннадием Зубко завершила свою работу, в целом, подтвердив основную версию причин произошедшего взрыва.

- Я был под землей в момент взрыва, - рассказал нам Василий Семканич, председатель шахтной первички Независимого профсоюза горняков Украины (НПГУ), - мы своими силами, как могли, старались помочь нашим товарищам, которые тогда находились в эпицентре возгорания. Кого смогли, вывели на-гора, не дожидаясь приезда горноспасателей. Но вот восьмерых спасти не удалось: последующая экспертиза показала, что им элементарно не хватило воздуха. Слава Богу, что взрыв был небольшой, иначе под землей осталась бы вся смена (173 человека). Да и разрушительного обвала породы не случилось, что оставило шахте шанс на возобновление работы, хотя многие полагали, что «Степовую» закроют. Концентрация метана в забое оказалось критической, а искрящий кабель в конвейерном штреке сыграл роль фитиля. Кто в этом виноват, еще расследуют правоохранительные органы: мы все ходим на допросы.

Руководитель Конфедерации свободных профсоюзов Украины, в которую входит и НПГУ Михаил Волынец уверен, что за аварию и гибель людей, как всегда, ответят «стрелочники», а не истинные виновники:

- Я уже столько раз за два с лишним десятка лет работы в НПГУ участвовал в расследованиях причин аварий на шахтах, в том числе, и с десятками жертв. И не припомню не единого случая, чтоб за гибель горняков понес ответственность директор шахты, или генеральный директор шахтного объединения, или министр. Хотя их опосредованная роль, выражающаяся в плохом оснащении шахтеров коллективными и индивидуальными средствами защиты, в недостаточной требовательности соблюдения правил техники безопасности ведения работ, в гонке за планом любой ценой, в общей безалаберности и халатности, творящимися под землей, в смерти горняков имеет место всегда! Проверка, проводимая на шахтах Украины, в апреле выявила колоссальные нарушения всех норм и правил. В общем-то, как всегда. В этом направлении на шахтах страны год от года становится все хуже и хуже. Хотя бюджетные средства выделяются, но условия труда горняков они в лучшую сторону не меняют. Вот, например, проверка выявила, что в среднем наши угледобывающие предприятия оснащены самоспасателями (автономный дыхательный аппарат, защищающий при пожаре – прим. Авт.) аж на 39%. Вопрос «Если б погибшие на «Степовой» были должным образом обеспечены этим средством защиты, дождались бы они в живых своих спасителей?» риторический. Но виновниками в аварии, как водится у нас «назначат» самих же погибших. Вот увидите. Мое мнение уже подтверждает тот факт, что директор шахты, подавший было сразу после аварии заявление об увольнении, на днях стал замом гендиректора ГП «Львіввугілля». Так сказать, пошел на повышение. Это называется «круговой порукой»: в отрасли все директора шахт своими многочисленными нарушениями в работе (а по-другому их шахты просто не смогут добывать уголь!) находятся «на крючке», с угрозой сесть в тюрьму. И порочная система их не «сдает», даже когда массово гибнут шахтеры.

Не было бы несчастья…

Последствия любой шахтной аварии, повлекшей за собой жертвы, быстро не забываются. Особенно, в шахтерских поселках и городках. И если в Донбассе, к ним из-за частого повторения кое-как притерпелись, то для Львовско-Волынского угольного бассейна они в диковинку: здесь не та глубина залегания пластов и их газоноскость, более щадящие горно-геологические условия. Так сказать, несколько иная шахтная категорийность. Поэтому, шок, пережитый здесь 2 марта, не утратил своей остроты, спустя неполных три месяца. Более того, шахтерский городок Червоноград Львовской области продолжает бурлить, балансируя на грани социального взрыва.

Казалось бы, после такого эмоционального всплеска неизбежно наступление спокойного, трезвого осмыслении, как жить дальше: беда-то позади. Однако, многих червоноградцев не отпускает ощущение что худшее для них только начинается: авария катализировала тектонические сдвиги в их среде обитания. И прежде всего, там, где они зарабатывают на хлеб насущный – на шахтах.

С одной стороны, пристальное внимание в связи с аварией со стороны правительства к ГП «Львіввугілля» поспособствовало тому, что хозяйственный суд Львовской области 10 марта вынес решение о разблокировки счетов госпредприятия. Шахтерам начали погашать полуторомесячную задолженность по зарплате. По мнению М. Волынца, «Львіввугілля» намеренно банкротился кредиторами, чтоб облегчить его приватизацию - оптом и в розницу. Когда этого не получилось, пошли другим путем.

Атас? Полундра??

- Шахта «Лісова» объявила о своем выходе из состава объединения. - сокрушается - Василь Семканич, - Значит, когда у них были проблемы, мы добывали уголь, не считаясь, кто сколько положил в копилку ГП. А как у нас случилась беда, они собрались на выход. К тому же, у них тоже есть долги и в Пенсионный фонд и по налогам, и вообще это нечестно. Но людей убеждают, будто им станет лучше, если они уйдут из «колхоза» и перестанут тянуть на буксире отстающих. Мы завтра с ними встречаемся: поговорим по душам.

Итак, самая успешная на сегодняшний день в ГП «Львіввугілля» - шахта «Лісова», у которой и запасы угля достаточные, и водо- и газоноскость пластов гораздо ниже, чем на той же «Степовой», и «геология» «шепчет», - собралась в самостоятельное плавание. Инициативная группа там уже превратилась в стачком, готовый даже силовым способом добиться независимости от ГП. Хотя, как уверяет В. Семканич, в стачкоме - ребята неплохие: просто трудовой коллектив прельщают одними «плюсами» отделения, забывая рассказать и о существующих «минусах» такого шага. Но люди, знающие, понимают: шахту умело подталкивают пройти знакомый и хорошо опробованный путь к очевидной цели – стать чьей-то частной собственностью.

Между тем, в Червонограде уже хлебнули от неудачной приватизации. Вот почему местная власть не стала разводить сантименты с «хорошими ребятами» из стачкома и уговаривать их изменить свое мнение. В конце апреля на сессии Червоноградского горсовета было принято решение воспрепятствовать отделению «Лесной» от ГП «Львіввугілля». Местные депутаты обратились за поддержкой и помощью не только к центральным структурам профсоюзов горняков, но и ко всей верхушке власти, включая Президента Украины. Они так и написали в своем официальном обращении: попытка разрушения единого целостного производственного комплекса ГП «Львіввугілля» держит в напряжении трудовой коллектив, что чревато мощными неконтролируемыми акциями протеста. Ведь в Червонограде – большинство жителей так или иначе связано с шахтами.

Время возвращать ЦОФы?

Сразу после майских праздников в Червонограде грянул еще один поставарийный гром. Украинские СМИ сообщили, что владелец «Львовской угольной компании», управляющей единственной в регионе центральной обогатительной фабрикой (ЦОФ) «Червоноградська», выставил предприятие на продажу. Дело в том, что с вынужденным простоем «Степовой», на ЦОФ, по цепочке, тоже начались проблемы: существенное снижение загруженности производственных мощностей. Правда, на этом предприятии уже забыли, когда работали в полную мощность, но без угля со «Степовой» - хоть работу останавливай! Шахтеры Западного бассейна за все годы украинской независимости медленно, но уверенно снижали объемы добычи угля. Стало быть, и объемы обогащения падали. Основные фонды фабрики физически износились и морально устарели. А частники-перекупщики никаким переоснащением себя не обременяли, не переставая при случае заявлять, что ЦОФ не приносит ничего, кроме убытков.

Вопреки этому, как сообщают, на «Червоноградську» сразу же нашелся покупатель. Вернее, не нашелся, а уже был, причем еще с осени прошлого года. Виталий Кропачов, унаследовавший ЦОФы на Донбассе, ранее принадлежавшие Александру Януковичу, желал присоединить к имеющимся активам и «Червоноградську». Тогда он сам заявил прессе о своих притязаниях и даже цену фабрике назвал: жалких 2 миллиона долларов. По данным тех же источников в СМИ, В. Кропачов является креатурой Игоря Кононенко, заместителя председателя фракции БПП в Верховной Раде, и выполняет функции «смотрящего» за угольной отраслью. Теперь самый выгодный момент: нынешнее незавидное положение фабрикии позволит еще больше снизить его цену.

Однако, проектные мощности ЦОФ «Червоноградська», изначально призванной обслуживать два шахтных объединения Западной Украины, куда более впечатляющи, чем у других фабрик, вместе взятых и доставшиеся Кропачову от Януковича, якобы за 15 миллионов долларов. Предприятие рассчитано на переработку 12, 5 миллионов тонн угля, а рентабельным оно становится уже при обогащении 4 миллионов угля в год. И такие объемы добычи угля для Львовско-Волынского бассейна отнюдь не призрачные. Особенно, если вспомнить, как в 2015 году в одном только ГП «Львіввугілля» на общем собрании трудового коллектива новое руководство брало на себя обязательства нарастить выработку угля в два раза, до 3 млн в год!

Выгода-то - выгодой, а риск есть: Кропачев может не успеть с покупкой, поскольку, как оказалось, в ноябре прошлого года Генпрокуратура открыла уголовное дело о незаконной приватизации госимущества и, в частности ЦОФ «Червоноградська». В данный момент, дело о неудавшемся разгосударствлении - уже в суде. Что очень воодушевляет местную власть Червонограда, вселяя надежду на возможный возврат «блудной» ЦОФ в единый производственный комплекс. И эту точку зрения разделяет большинство червоноградцев. Увы, приватизация фабрики, и бесконечная чехарда со сменой ее собственников не привнесли в их жизнь никакого позитива. Скорее, наоборот.

Остается верить, что заинтересованность Генпрокуратуры конкретным нарушением закона - не есть результат плохо скрываемого противостояния между министром энергетики Игорем Насаликом и упомянутым Кропачовым, как предполагают сведущие в бизнес-интересах. Они-то уверены, что двух уважаемых людей рассорила грядущая, еще одна реформа, задуманная правительством и грозящая вот-вот свалиться на головы угольщиков. И касаться она будет централизации рынка сбыта угольной продукции через созданную Национальную угольную компанию (НУК).

Потерявши голову, по волосам не плачут

Те, кого непременно затронут перемены, уже по традиции ничего хорошего от этого не ждут. Сколько раз уже в отрасли менялись правила, но ничему и никому не удалось затормозить нарастание деструктивных тенденций в ней, хотя бы приостановить мучительную агонию украинского углепрома. Экс-губернатор Львовской области, генерал МВД в отставке Михаил Цымбалюк, так прокомментировал атмосферу, в какой пребывают сейчас шахтеры Западной Украины:

- Меня вот что удивляет. Практически весь Донецкий угольный бассейн три года как оккупирован незаконными террористическими организациями, а нынешняя власть так и не предложила качественной программы для развития шахт Львовско-Волынского угольного бассейна для того, чтобы усилить энергонезависимость страны. Хотя по дельцам, которые кругами ходят вокруг предприятий нашего региона, и подстрекают трудовые коллективы к радикальным действиям, можно судить, что уголь с львовских и волынских шахт Украине еще понадобится. Казалось бы, нашему правительству тоже следовало бы пошевелиться. Но по тому, с какими потугами, взаимными упреками, с демонстративной безответственностью и цинизмом проходила работа высоких комиссий, расследующих причины аварии на «Степовой», можно судить, что не скоро мы еще дождемся компетентных, продуманных решений, а также действий по развитию углепрома Западной Украины. Как увеличивать количество тонн добываемого угля на в дрязг изношенном оборудовании, которое бесконечно требует ремонта. К тому же на комплексах 80-х годов прошлого столетия, ударных объемов не покажешь, как не старайся. Да и их на все лавы не хватает, а современного оборудования шахты, загнанные в долговые ямы, не могут себе позволить купить: экономят на всем, включая технику безопасности. Я вообще уверен, что в аварии и гибели людей виновата в целом вся украинская власть, которая за годы Независимости недалекой политикой лишь разрушала, а не строила. И не только в угольной отрасли. И еще одно немаловажное обстоятельство. До 2010 года зарплата шахтера равнялась в эквиваленте $ 1000, сейчас наши горняки за ежедневный риск своей жизнью получают горьких $ 300, в том же эквиваленте. Понятно, что молодые и сильные шахтеры смотрят в направлении Польши, которая с распростертыми объятиями готова и уже принимает их на своих шахтах. А кто ж будет добывать уголь для Украины? А мы тешимся безвизом, наконец, полученным ….