20 сентябрь 2019, Пятница, 06:53

взятка декларация ДТП в Харькове задержание в Иванковичах Мошенничество туроператоров НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

Почему Фирташу уже не нужен Boeing

27 октября 2016г.
0

Андрей Старостин, для "Резонанса"

Украинские медиа давно собрали факты о бизнесе на титановой контрабанде в Крым и нарушении блокады оккупированнной территории полусторова. Собрали так же мнения специалистов о методах нарушения законов, и перевалке на рейде в Керчи титановой руды с предприятий Фирташа в Житомирской области.

О методах скрытого перемещения чере границу в направлении блокированных территорий СМИ впервые дал точные данные капитан порта Южный Леонид Чайковский. В далекие 90-е годы он имел определенное отношние к работе производсвтвенной ассоциации "Укрбоксал", и вместе с покойным Виталием Мешиным, противостоял тогдашнему тотальному засилью Дерипаски, Деркачей и Ярославского в украинской металлургии алюминия. Эту алюминиевую борьбу власти Украины тогда с треском проиграли. Кто-то получил поддержку и Москвы. Кто-то, как Ярославский, сумел выгодно продать в Париж банк с потоками алюминиевых расчетов. А взамен такого оригинального героизма, вся алюминиевая отрасль Украины на многие годы прочно засела на российский импорт.

Алюминий начали плавить только из импортного металлолома, причем в этой подотрасли не обошлось без громких убийств. Все потому, что ЗАЛК был россиянами уничтожен. Его остатки вернулись государству только в 2016 году. А НГЗ смог выжить сугубо экстраординарными путями. Во-первых, благодаря первому в Украине частному морскому порту. Во-вторых из-за цеха редкоземельного галлия. И в-третьих, благодаря уступке россиянам прав на когда-то украинское месторождение бокситов в Африке. Какая-то, словом, вышла черезчур дорогая плата за доходность одного из немногих процветающих предприятий города Николаева.

Судя по запоздалой реакции власти на титановую контрабанду Фирташа, подобный крах может ждать и украинскую титановую металлургию. Ее, по трафарету стратегии уничтожения украинской индустрии алюминия, просто не успели уничтожить. Вероятно, операторы уничтожения слишком увлеклись торговлей газом. Государство смогло вернуть себе большинство месторождений. Вполне возможно, там появится стратегический системный инвестор с репутацией на мировом рынке. Но у Фирташа осталось два участка месторождений, и он жаждет реванша.

Относительно расследования занятых в грязном бизнесе компаний, то государство смогло занятся этим слишком поздно. Только после того, как компания "Титановые инвестиции" стала фигурантом санкционного списка Украины, закрепленного решением СНБОУ и указом президента.

Выглядит смешным, что санкции Украины против компании Фирташа были приняты только после того, как политику по нему выработала исполнительная власть США. Которая раньше колебалась в этом кадровом вопросе, и забавно играла на "черновицких струнах". Экстрадировать Фирташа для суда в США ФБР пока не удается. Одна и причин в том, что дело против него усугубилось расследованием коррупционных преступлений полицией Германии. Одна и ключевых компаний Фирташа и его партнеров, RSJ Ertse, платила налоги в Гамбурге, а немцы в защите своих налогоплательщиков очень пунктуальны. Видя все это, правительство США вполне очевидно возмутилось, и в сентябре 2016 года включило в листинг санкций OFAC одну из самых древних компаний Фирташа, австрийский холдинг Centrex, с которым все было известно давно, еще с 2005 года. Австрийский холдинг, за который ставил подписи глава "Газпромбанка" и бывший генерал ПГУ КГБ СССР Андрей Акимов, взял на себя 50% "РосУкрЭнерго РУЭ". Остальные 50% долей в РУЭ каким-то чудом оказались в собственности выпускника украинской Академии МВД Фирташа, и его партнеров из числа "простых друзей" Сергея Левочкина. Казалось бы, где ПГУ КГБ, где украинское МВД, и где пенитециарная служба. А оно к 2005 году вот так повернулось, и потом завернулось. И спуся 11 лет, заслужило внимания властей США, а потом, и властей Украины. Которые, наконец-то, решились не ограничиваться административно-хозяйтсвенными тяжбами "по газу, рудникам и заводам", а копнуть глубже - поискать криминальные нарушения в титановом бизнесе преследуемого ФБР украинского олигарха.

Самое невеселое во всей этой ситуации состоит в том, что Украина опоздывает. США самостоятельно, без публичной поддержки со стороны Киева, смогли провести большинство следственного производства по выдвинутым Фиртушу обвинениям по делу взяток - от него и от австрийской титановой компании Strok. Хотя, с точки зрения сотен публикаций СМИ, американскую фабулу этого достаточно простого антикоррупционного дела ФБР можно было бы и расширить. За счет того, что он украинский гражданин, и украинское государство с его компетентными органами, как ни крути, несет полную отвественность за целенаправленное нарушение законов этим украинцем. И если не уследило, то дополнить расследование, а не заявлять что он тут кому-то денег должен.

Пока фабула следствия не расширяется Киевом за счет более сложной материи. Она состоит в том, что целенаправленные меры по уничтожению украинской промышленности алюминия, как и металлургии титана, -- это строго координируемая российской властью системная, долгосрочная и глубоко непубличная государствення политика РФ.

Титан, алюминий и их сплавы относятся к стратегическим материалам обороны. По политике Москвы, только РФ позволено их иметь, а всем остальным странам-соседям РФ, кроме Китая, Казахстана и Эстонии, их позволено не иметь. Со всеми вытекающими последствиями. С такой политикой к Китаю у РФ происходит фатальная ошибка. Что ж до Казахстана и Эстонии, то самое крупное промышленное предприятие Эстонии, меткобинат в Силламаяэ, смог спастись от разграбления российскими псевдоинвесторами только благодаря прямому заходу инвестиций из США. С Казахстаном ситуация подобная. Он спас от россиян свою металлургию титана благодаря продаже ведущего завода собственникам из Бельгии, которые имеют бизнес с историей в полтора века.

Украина, так уж получилось, путь этих стран повторить не смогла. Ее отрасли металлургии стратегических материалов почти полностью разрушены в результате многолетней экономической агрессии, и вмешательства украинских горе-бизнесменов, которые координировались зарубежными государственными структурами.

e59fe141-f80e-412c-bb57-db608b87bbc4_mw1024_s_nПоэтому, у отечественных политиков есть все основания для приятной и рутинной работы - раскулачивать агентов страны-агрессора, это раз. И требовать поддержки от стран-союзников в решении этой проблемы, это два. Главное, не перепутать последовательность. Путать опасно. Потому что агрессивная экономическая политика РФ по отношению к индустрии стратегических материалов Украины родилась не вчера. И даже не в 1999 году, когда к власти начал идти Путин. А намного и намного раньше.

И главное - Украина в расширении спектра инкриминируемого Фирташу ничем не скована. Это самый сложный нюанс. В отличии Вашингтона и Форта Мид, Киев имеет право, и отличную ситуативную удачу, не плести интриги. А сказать все прямо о "титановом деле" ФБР по Фирташу и компании Strok. И не потому, что следствие якобы продолжается, и все решит американский суд. А потому что, в цепочку своих преступных действий обвиняемые в какой-то момент судебного расследования могут подключить американскую корпорацию Boeing.

На каком-то этапе суда может так получится, что для российских партнеров этой корпорации, завода АВИСМА, подозреваемые ФБР Фирташ и его компания покупали титановое месторождение в Индии, и раздавали миллионные взятки. Это понятно, что все эти процессы хотят держать под контролем очень многие важные лица в федеральном округе Вашингтон, и в одноименном штате, экономику которого делает Boeing.

Но Украина-то тут причем ко всей такой внутриамериканской подоплеке внимания ФБР к ее олигарху? Наша страна, как явно заметно, отнюдь не носитель каких-то достижений следствия по Фирташу, а конкретно, пострадавшая сторона в его преступлениях, выявленных ФБР. Объясняется это просто. Дав взятки, и заполучив месторождение в Индии, Фирташ четко намеревался угрожать украинской власти закрытием принадлежавших ему украинских заводов и карьеров. Это был открыто враждебный шаг, который Фирташ явно с перепугу предпринял после революции 2005 года. Чтобы методом титанового шантажа, вымогать себе от представителей власти кадровых и имущественных преференций. До 2005 года, он таким шантажем с успехом занимался, только не в титановой, а в газовой отрасли.

Есть и последний нюанс дела о контрабанде титановой руды. Оно состоит в самом очевидном - контрабандой в Крым идет всего лишь химическое титановое сырье для завода "Титан" в Армянске, а не сырье для плавки металла. Пигмент это пигмент, а металл это несколько другая сфера. Украинские рудники до 2015 года были в руках у Фирташа, он продавал руду на завод АВИСМА, принадлежащий компаниям "Рособоронэкспорт" и "Ростех", а эти компании - до введения против них персональных санкциий - продавали титановый прокат в США.

Самый богатый из выпускников Академии МВД Украины был по-сути субподрядчиком в американской технологической цепочке "руда-металл-самолеты". С такой точки зрения Украину, в отличии от РФ, вообще нельзя считать объектом первостепенного внимания Boeing. И боятся "всяких поворотов" в деле ФБР Киеву точно не стоит. Поясню, почему. Вот, когда эта корпорация развернет, как обещано недавно, крупный грузовой аэродором в, по-сути, прифронтовом городе Херсоне, - тогда Киеву действительно надо будет крайне щепетильно относится ко всем делам, хоть как-то связанным с этой корпорацией. Вплоть до замалчивания авантюр Фирташа.

Но пока американская корпорация крупным инвестором в Украине не является. И даже не смотря на санцкии США, продолжает делать ставку на российскую металлургию титана, а не на украинскую. Следовательно, если Фирташ давал взятки чтобы покупать руду для российского завода законтрактованного на 10 лет вперед американской корпорацией, то это должны быть проблемы Фирташа, и этой корпорации. И никак не государства Украины. И тем более, не проблемы коммуникаций, установленных между украинскими расследователями преступлений Фирташа и ФБР, которое эти преступления десять лет не видело, и вдруг, официально нашло и решило поработать.

Андрей Старостин Журналист