18 ноябрь 2018, Воскресенье, 22:22

взятка декларация ДТП в Харькове Мошенничество туроператоров НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

Полиция – зеркало народа: какой народ, такие и полицейские, — Дмитрий Головин

3 июля 2018г.
0

Ярослав Берендаков, для Резонанса

Более трех лет прошло с начала "грузинской" реформы органов внутренних дел. В официальном Киеве результаты преобразования милиции в полицию в целом склонны воспринимать позитивно. Хотя частично и признают, что при реорганизации МВД были допущены ошибки, а уровень доверия к новой патрульной полиции начал падать. В отличии от представителей власти граждане Украины ежедневно на себе ощущают результаты судебно-правовой "реформы". Всплеск преступности и катастрофическое ухудшение криминогенной ситуации в нашем обществе объясняют отсутствием профессионализма у сотрудников обновленной полиции. А также сохранением традиционно высокого для ОВС уровня коррупции. Последнее в меньшей степени относится к патрульной полиции по ряду объективных причин...

Украинский бизнес одним из первых познал все прелести появления "пилиции" (отечественного симбиоза милиции и полиции). Только в Одесской области рост количества обысков в прошлом году по сравнению с 2013-ым составил 92,6%, львиную долю из которых провели различные подразделения полиции. Хотя стоит отметить, что к показателю в 6 668 обысков «приложились» и остальные службы – СБУ, ГФС, НАБУ и прокуратура.

По раскрываемости Одесса занимает второе место... с конца - после Киева! В 2017 году только в 31,3% уголовных производств были вручены сообщения о подозрении в совершении преступлений, тогда как в 2013 – в 46,1 % дел.

Об этом свидетельствует статистика Генеральной прокуратуры. Данные цифры характеризуют в первую очередь качество работы полиции, так как к ее компетенции относятся преступления, которые чаще всего совершаются.

За соблюдением законов при расследовании уголовных производств вроде как должна следить прокуратура. Как видим, она также не справляется должным образом с возложенными на нее функциями. Поговорить об этом с прокурором Одесской области Олегом Жученко не удалось - он ограничился формальным письменным ответом через ведомственную пресс-службу.

.

А вот начальник Главного управления Национальной полиции в Одесской области Дмитрий Головин согласился ответить на вопросы касательно больных тем в обеспечении внутренней безопасности государства.

- За последние годы значительно увеличилось количество жалоб предпринимателей на то, что во время обысков у них пропадали ценные вещи и наличные деньги. Какие шаги будут предприняты для того, чтобы предотвратить кражу денег, товара и других материальных ценностей при обыске сотрудниками полиции?

- Если у вас есть конкретные факты того, что следователь полиции или другой сотрудник Национальной полиции в Одесской области совершил подобное уголовное правонарушение во время обыска, то мы сразу передадим материалы в Управление внутренней безопасности и прокуратуру.

В Уголовном процессуальном кодексе четко прописано, каким образом проводится обыск с целью предотвращения нарушений со стороны следственной группы. Предусмотрено присутствие понятых (свидетелей), адвоката и осуществление видеофиксации данного следственного действия.

- Тем не менее очень часто деньги пропадают и даже при большом желании потерпевшей стороны не удается доказать, что была совершена кража. Что происходит с сотрудником, на которого пала тень сомнения в его добропорядочности?

- Есть прокуратура, которая осуществляет надзор за действиями полиции на предмет их законности. В частности, на обыске присутствует процессуальный руководитель в уголовном производстве. Еще раз повторюсь: если у вас есть конкретные факты - предоставляйте.

Расследованием преступлений, совершенных полицейскими, занимается СБУ, НАБУ, в конце концов, Государственное бюро расследований. Будет нарушение во время следственных действий – будет незамедлительная реакция. Я не собираюсь защищать своих следователей. Сейчас не то время. Да, полицейские – не святые. Однако стоит помнить, что полиция – зеркало народа: какой народ, такие и полицейские. Хотите сказать, что все полицейские воруют на обысках? Такого нет. Однако, как говорится, в семье не без урода.

- Одной из проблем одесской полиции является не только общий кадровой дефицит, но и недостаточное, на мой взгляд, количество сотрудников следствия. Например, только в г. Киеве общий штат Следственного управления составляет порядка 930 человек, а в Харьковской области – свыше 1000. В Одессе, как оказалось, силы следственного подразделения полиции в два раза меньше, хотя регион ввиду своего географического расположения и количества населения является чрезвычайно привлекательным для криминалитета. В течение 2017 года фактическое количество сотрудников аппарата следствия ГУНП в Одесской области составило 408 человек, включая помощников следователя, криминалистов и другие должности, в то время как по штату должно быть 714 сотрудников (данные на 13.02.2018). Почему так сложилось и сколько сейчас не хватает именно следователей?

- Действительно есть кадровый дефицит следователей. На данный момент нам не хватает порядка 109 человек. Отсюда и большая нагрузка на одного следователя – свыше 280 дел. Количество следователей для каждой области определяет Главное следственное управление Национальной полиции Украины вместе с Департаментом кадрового обеспечения исходя из расчетной нагрузки для каждого региона. Общее количество сотрудников полиции для каждой области утверждает Кабинет министров. Штатная численность сотрудников Нацполиции в Одесской области составляет 6 369, а по факту у нас на 669 человек меньше – 5 700 сотрудников.

Кстати, в 2013 году до проведения реформ штат полицейских в Одесской области составлял порядка 12 000 человек. Поэтому, когда вы приводите статистику раскрываемости от Генпрокуратуры, необходимо учитывать, что в Одесской области сил для борьбы с преступниками после реформ стало в два раза меньше. И роль следователя в эффективном расследовании уголовного производства нельзя назвать ключевой. Надо смотреть шире. Следователь расследует то, что добывают оперативные сотрудники. Сейчас оперативников также стало в два раза меньше. Вы же понимаете, что без оперативников следователь скован, как машина без колес.

Выйти из этого положения сейчас намерены путем внедрения института детективов. То есть следователь и оперативный сотрудник сливаются воедино. Детектив занимается одновременно сбором информации и расследованием дела. Во-первых, это экономия времени. Следователю не надо писать предписание оперативнику, а ему в ответ не надо письменно отчитываться. Во-вторых, это снижает риск утечки информации о ходе следствия, так как уменьшается количество посвященных в курс дела лиц.

- В своих статьях, к сожалению, приходится в основном критиковать работу полиции. Вместе с тем я всегда указываю на одну из основных причин того, что после реформ мы не смогли получить действительно новую полицию. Причина – низкая зарплата. Сейчас следователь, который имеет неимоверную нагрузку, получает максимум 10 900 грн. до выплаты налогов. С ними и того меньше. Само собой, что на семь тысяч гривень в Одессе можно только платить жилье и скромно питаться одному человеку. Не хватит денег, даже чтобы купить носки. Как Вы считаете, какая должна быть зарплата у сотрудника полиции?

- Изначально, несколько лет тому назад, зарплата в 10 000 грн была неплохой, но все мы знаем, что цены на жизненно необходимые услуги и товары каждый год растут. По этой причине борьбу с коррупцией стоит начинать с зарплаты, чтобы экономические обстоятельства не побуждали полицейского на извлечение выгоды из несения службы. Иными словами, ее минимальный размер должен давать следователю и любому другому сотруднику полиции чувство финансовой защищенности. Именно таким образом можно стимулировать людей работать и значительно снизить коррупционные риски.

Лично я считаю, что минимальная зарплата для следователя должна быть сейчас не ниже 20 000 грн. У детективов НАБУ, к слову, зарплата от 45 до 65 тысяч гривень. Понятно и то, что в связи с военными действиями на востоке Украины у государства сейчас в приоритете расходы на военную оборону. Я думаю, когда это станет возможным, то и сотрудникам полиции повысят зарплату.

- На какой стадии находится введение института детективов?

- В городе Подольске к работе приступили 12 человек и в следственном управлении ГУНП в Одесской области создан специализированный отдел общей численностью в 25 детективов. Они будут заниматься выявлением и расследованием тяжких и особо тяжких преступлений.

- Знаю, что в Одессе отсутствует лаборатория для проведения анализа ДНК. В век высоких технологий для экономически развитого города сложившаяся ситуацию выглядит дикостью. В какие регионы сейчас отправляют образцы ДНК в рамках расследования уголовных производств?

- Ныне образцы ДНК для анализа из Одессы отправляют в Николаев, но там лаборатория очень загружена, поскольку она обслуживает еще и зону АТО. Из-за этого результатов экспертизы приходится ждать от двух до шести месяцев. В Виннице есть, в Николаеве есть, а у нас нет. Если такая лаборатория появится, то увеличится и скорость расследования, и процент раскрываемости. Да и вообще, это будет хорошая превентивная мера. Представьте, что на месте преступления обнаружен волос с головы подозреваемого. Процесс расследования и направления дела в суд значительно ускоряется.

- Так почему лаборатория за многие годы не была создана?

- Проблема даже не в оборудовании, а в помещении, которое должно иметь специфическую планировку. Ориентировочно, чтобы построить здание для лаборатории, требуется около 20 млн гривень. Пока что депутаты нас не слышат и не хотят выделять средства.

В довершение всего Дмитрий Головин пообещал, что на остальные вопросы касательно работы следствия ответит начальник следственного управления ГУНП в Одесской области Сергей Шайхет. Так что продолжение следует…

P.S Как мы видим, проблема коррупции в полиции и низкой раскрываемости преступлений, несмотря на все проведенные реформы, до сих пор осталась нерешенной. Произошло это по причине того, что реформирование правоохранительного органа начали не с основополагающих факторов, а со второстепенных. Сколько бы мы ни критиковали полицию, мы должны отдавать себе отчет, что в существующих условиях по-другому и быть не могло.

ПРО СТАН ЗЛОЧИННОСТІ