22 август 2018, Среда, 02:40

взятка декларация ДТП в Харькове Мошенничество туроператоров НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

Проблеск надежды

22 марта 2018г.
0

Ну, наконец, и до моей квартиры добрались. Потому что еще немного и соседи, особенно те из них, кого обворовывали уже неоднократно, могли бы начать смотреть косо, с подозрением. А что может быть хуже, чем недоверие между соседями?

За 20 лет, что мы живем бок о бок в доме, расположенном менее чем в 200 метрах по прямой от Министерства внутренних дел, обокрали многих. Случалось это регулярно, и положа руку на сердце, – довольно равномерно при всех властях.

Набеги в стиле «блицкриг» совершались и на квартиры с сигнализацией, и уж, конечно, без нее, где искали вдумчивее и тщательней.

Не помню, чтобы подобная участь когда-либо постигла квартиру с явными признаками «ямы» (конспиративной квартиры). А вот милейший интеллигентный сосед (точно знаю – при погонах, но географически не ближайшего к нам ведомства) цинично был обнесен дважды. Наша квартира оставалась счастливым исключением, наверное, во многом благодаря любимице, огромной ротвейлерше, воспитанной умнице, ласковой далеко не ко всем. Она до последнего своего дня без лишних церемоний громогласно и категорически приветствовала страшным лаем любого, оказывавшегося на лестничной площадке.

Наш старый дом, по преданию, которое нравится его обитателям, построенный пленными чехами.

Может, так и есть, и их ненависть к победителям, увековеченная архитектурой, нашла свое отражение в неумолимой кривизне стен и потолков, требующих сложнейшей стыковки просто-таки за пределами возможного.

Впрочем, мне всегда казалось, что это миф, а строили дом лакеи, причем совсем не обязательно пленные. Просто по лакейскому своему разумению они отдали предпочтение прихожей, а остальное сооружали из оставшихся стройматериалов. В итоге скромные по размерам квартиры объединяет шикарный по своим масштабам подъезд.

Сын вернулся домой после школы и обнаружил, вставив ключ в замочную скважину, что эти усилия излишни – дверь была не заперта.

Все возможные потери, о которых мне еще только предстояло узнать, не имели никакого значения на фоне пронесшихся в голове скупых строк милицейских сводок, повествующих о том, что бывает, когда не ко времени пришедший хозяин застает «незваных гостей»…

Поліція Києва приехала быстро. Потом подождали опергруппу и после того торжественно вступили в разоренное жилище.

Картина, представшая перед нами, в принципе, не произвела особого впечатления. Подобные курганы образуются у меня дважды в год при смене дислокации вещей прошедшего сезона. Конечно, я при этом не распаковываю каждую коробку – от туфель до конфет, и вообще делаю все аккуратнее. И мне не пришло бы в голову увенчать горку из рабочих блокнотов прошлых лет, фотографий и бережно хранимых карт каждой, посещенной мною местности, непонятно по какому поводу распакованными умопомрачительными чулками для «особого случая». Как по мне, нынешний случай был совсем не тот, но павшие от вражеской руки, они непоправимо утратили ореол интимности, грустно поникнув кружевом среди всего этого погрома.

Сколь-нибудь значительной суммы в квартире не было. Похоже, что очень спешили, и даже не добрались до любимых кулонов, лежавших не на виду. Понимая, что даже в случае поимки (ну вдруг) хозяина отпечатков пальцев, максимум – это проникновение со взломом, а скорее всего «шел мимо, было открыто». Поэтому мы решили, что особого смысла писать заявление нет. Еще и учитывая нынешний «девятый вал» квартирных краж.

Но было и хорошее. Притом совершенно с неожиданной стороны. Это – все без исключения общение с полицейскими от начала до конца. В ситуации, когда обе стороны прекрасно отдавали себе отчет в однозначно тупиковой перспективе данного дела, они были: профессиональны, грамотны, доброжелательны. Молодые ребята, в том числе две сообразительные красивые девушки (надеюсь, если дама так о даме – это простительный сексизм? ). Кстати, всегда умиляясь неискоренимому свойству многих коллег чуть ли не любую ситуацию представлять как покушение в связи с профессиональной деятельностью, меньше всего хотела выглядеть так же. И поскольку до составления заявления не дошло, место работы не упоминала. Так что эксперимент «моя полиция» был вполне чистым.

Уже после того, как мы распрощались, еще раз обходя разоренную территорию, вдруг обратила внимание на одну странность. Огромный книжный шкаф на всю стену, высотой под потолок был совершенно обойден вниманием, его даже не открыли. Хотя, судя по тому, что не пропало ничего, в том числе портативная техника, искали только деньги. А книги – каждому известно: не только источник знаний, но и самый банальный «сейф». Но ни одна книга не была сдвинута со своего места.

Так оказалось, что пусть и испорченный, но вроде подходящий к своему концу день, получил свое продолжение.

Стало понятно, что заявление надо писать, потому что когда такая вдруг радость, что взломав дверь, ничего не взяли, так это же может быть просто оттого, что приходили не с пустыми руками, а разгром – для отвода глаз.

Поскольку вот это равнодушие к библиотеке также никак не давало покоя, решили все-таки оставить заявление, мало ли что могли «забыть» в квартире странные воры. Набрали 102, чтобы сообщить, что хотим подъехать в Печерскую полицию и оставить заявление после того, как сами же отказались это делать.

Дежурный подробнейшим образом расспросил о ситуации, моих сомнениях, согласился, что это логично, сказал, что я совершенно права, все выглядит странно, и мое беспокойство вполне обоснованно. Сказал, что мне не нужно никуда идти, опергруппа вернется, и мне не следует переживать, что я их беспокою, потому что, оказывается, люди сразу нередко отказываются писать заявление, потом передумывают, вспомнив какие-то детали. Отбывшая пару часов назад опергруппа вернулась довольно быстро и была столь же доброжелательной. И было ощущение, что им не все равно. Но до того у нас еще успели побывать патрульные, видимо, находящиеся неподалеку. Внимательно и толково, а временами прямо как по учебнику расспросив обо всем, они дождались с нами своих коллег, и только потом ушли.

Посоветовали все-таки предпринять все меры, но не беспокоиться, потому что если бы это был не «чистый криминал», обязательно стащили бы что-то для отвода глаз. А этих просто кто-то спугнул или вышло время.

Я не знаю, какими будут они через десять лет. Не знаю, останутся ли в системе и станут ли матерыми профи или система поглотит их и ассимилирует в своих худших традициях. Новобранцы Національна поліція України лишены привилегии начинать с нуля. Им досталось все тяжкое наследие милиции при минимуме необходимого опыта и знаний. А главное: при том, что политическая власть всегда видит в них только собственные штыки, но не опору государства. То, как реформируют суды и то, что назвали реформой правоохранительных органов, больно наблюдать. И поэтому каждый проблеск надежды очень дорог.

P. S. Ввиду происшедшего коллеги советуют внимательно проанализировать последние публикации и творческие планы, о которых известно кому-то еще.

Ну что тут сказать. Из последнего на Ракурсе «Реформаторы на доверии - обжалование нецелесообразно". Ну на кого тут подумаешь? С Сергеем Юрьевичем Козьяковым я знакома почти 20 лет. Даже если за последнее время он сильно изменился, я точно знаю, как минимум, одно: трепетно относящийся к текстам запойный книгочей, он никогда не прошел бы равнодушно мимо книжного шкафа)) Так что ВККСУ - вне подозрений, однозначно.

Что касается планов – Княжичи. И эксклюзив, и нет. Эти материалы есть в деле, просто не каждый может их там прочесть.

Источник

ОХОТА НА ПУСТУЮЩИЕ КВАРТИРЫ: «МОДНАЯ ТЕМА» МОШЕННИКОВ

Олександра Примаченко Головний редактор Інтернет-видання Ракурс