12 декабрь 2017, Вторник, 12:35

взятка декларация ДТП в Харькове НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

Война на Донбассе: генеральское кладбище

9 июня 2016г.
0

Так уж случилось, что в ходе первого периода войны на Донбассе слишком ярко проявились самые худшие черты советского генерала – практически полная некомпетентность, пренебрежение жизнями солдат и офицеров и продажность. И если согласно известной поговорке у каждого доктора свое кладбище, то у очень многих генералов ВСУ на Донбассе таких кладбищ несколько...

Понимая, что тема генеральских ошибок слишком велика и слишком животрепещуща (хотя бы потому что многие из них продолжают службу, получив награды «за войну») хотелось бы просто добавить в «копилочку» несколько малоизвестных фактов из истории войны, которые ярко характеризуют состояние военного руководства высшего и среднего звена.

Сейчас уже вполне понятно, что план военного командования на весну 2014 года был достаточно прост и изящен – насколько это было возможно в тех условиях и теми силами – мобильными группами десантников быстро выдвигаться в направлении границы, передавая ключевые точки следующим позади механизированным частям, а те в свою очередь – вновь формируемым батальонам территориальной обороны.

И вот уже на этапе реализации планов выставления таких блок-постов и возникли первые проблемы  с компетентностью генералов, которые входили в штаб проведения АТО. И самым ярким примером стала гибель 22 мая  2014 года под Волновахой 18 военнослужащих 51-й бригады.

4

Результат атаки боевиков на блок-пост под Волновахой, 22 мая 2014 г.

Это был 10-й по счету блок-пост, который должны были выставить бойцы бригады между населенными пунктами Ольгинка и Благодатное. Причем он единственный, который находился в Волновахском районе, а не в Марьинском как все остальные. Как вспоминал один из офицеров бригады: «Месторасположение этого блок-поста выбирал генерал Лакота [на тот момент начальник штаба оперативного командования «Север» - прим. автора], который лично пролетал на вертолете будущие места установки. Ему уже тогда говорили, что место неудачное в тактическом плане – зеленка практически не защищает подходы. И да – этот тот самый генерал, который по своей генеральской тупости пытался выстраивать в линейку пригнанные с самой Волыни БМП. Вместо того, чтобы похвалить неодетых, полуголодных мехводов, которые смогли с горем пополам пригнать эти машины». Причем командование бригады понимало, что с установкой блок-поста большие проблемы, в том числе и с местным населением и именно поэтому с бойцами в тот злополучный день находилось все командование батальона, включая командира и начальника штаба.

И наконец как минимум очень некрасиво повел себя генерал Пушняков, который после расстрела бойцов поспешил обвинить их в пьянстве и самое печальное что эту версию подхватил избранный через несколько дней после трагедии Президент Украины. Этот случай стал одним из факторов расформирования 51-й бригады, которая достойно воевала под Иловайском и под Саур-Могилой.

Очень часто в интервью выживших бойцов о событиях лета 2014 года проскакивает мысль о том, что позиции наших войск и движение колонн просто продавались генералами из штаба. И эти слухи имеют под собой реальные основания – летом 2014 года в различных изданиях появились сообщения (правда быстро изъятые из общего доступа) о некоем генерал-майоре из штаба АТО, который за 75 тысяч продал маршрут одной из колонн 95-й аэромобильной бригады, в результате чего боевики смогли организовать засаду, причем в бою погибли солдаты и офицеры.

Большим провалом для штаба АТО стали события на границе – то, что обычно называют «южным котлом». Фактически в условиях активного глушения связи управление войсками было потеряно. Команды отдавались с запозданием на несколько часов – именно поэтому «Точки» прилетали вместо огромной колонны российских войск под Снежным на пустое место, а так и не получившие приказ на отход добровольцы с Саур-Могилы самостоятельно выходили на наши позиции, где на них смотрели как на призраков с того света – генералы их уже списали на боевые потери.

1

Добровольцы роты глубинной разведки при 42-м батальоне территориальной обороны, который держали высоту Саур-Могила в августе 2014 г.

Да, конечно, нельзя списывать со счетов возможности российской армии, однако некоторые моменты лета 2014 года просто поражают. Взять хотя бы историю отправки 1-й бригады НГУ на защиту Мариуполя в конце августа. Возглавил парадную группу (а техника и личный состав принимали участие в только что прошедшем параде 24 августа) командир Северного территориального управления Национальной гвардии генерал – майор Миколенко Николай Алексеевич. По всей видимости, выбор не был случаен – по некоторым данным он командовал внутренними войсками, которые зимой 2014 года подавляли Революцию Достоинства в Киеве и таким образом пытался избежать люстрации.

5

Генерал – майор Миколенко Николай Алексеевич

Недостаток, а вернее отсутствие военного образования (вряд ли можно назвать Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище и Киевский институт внутренних дел кузницей военных кадров) сыграло плохую роль. Сначала бригада была выдвинута в направлении Новоазовска, но при виде российских танков развернулась и ушла на юг, пройдя без малого 100 километров и выйдя в район города Комсомольское. При этом карт у бойцов и командования не было и куда они вышли они не знали и сами! Генерал же организовал себе «ставку» в Старой Ласпе, сняв с позиций взвод спецназа для охраны. Солдаты-срочники и офицеры – бывшие ВВшники без боевого опыта оказались в ловушке и после обстрела города из минометов и при отсутствии  внятного руководства, потеряв двумя убитыми 18-летних пацанов, были вынуждены отойти сначала в сторону Раздольного, а потом и дальше. И тут генералу приходит «гениальная» мысль как можно выслужиться перед Киевом. Дальше цитирую слова одного из очевидцев: «Я лично слышал как генерал Миколенко говорил, что Тельманово зачистила десантура и нам нужно, ВНИМАНИЕ, зайти в город, поставить флаг, сфотографироваться и ВЫЙТИ из города!!!»

2

Военнослужащие 1-й бригады НГУ на параде 24 августа 2014 г.

В итоге 5 сентября 2014 года колонна бригады попадает под Тельманово в заранее подготовленную засаду боевиков. Результат бойни (по другому назвать это нельзя)  -  семь 200-х, около 20 - 300-х, пропавшие без вести, уничтожен 1 БТР-3Е, и два Краза, несколько единиц техники стали трофеями противника….

Отдельно стоит упомянуть просто ужасную некомпетентность командования флота, который казалось бы после Крыма должен был очиститься от наносного элемента и стать флагманом перемен в вооруженных силах в целом. Однако как оказалось рыба гниет с головы и вице-адмирал Гайдук проявил себя мягко говоря крайне неадекватно. Оставим в стороне его неуклюжие попытки протолкнуть свою «концепцию» реформирования ВМСУ, которые только привели только к полному разрыву сотрудничества НАТО, хотелось бы сказать об участии бойцов морских спецподразделений в войне на Донбассе. Мало того, что хорошо подготовленный спецназ (речь идет о 801-м отдельном отряде борьбы с подводными диверсионными силами и средствами) отправили выполнять несвойственные задачи – хотя конечно война и перебирать в украинских реалиях не приходится, но то, что произошло дальше не лезет что называется ни в какие ворота.

3

Бойцы 801-го отдельного отряда борьбы с подводными диверсионными силами и средствами (все кто вышел из Крыма)

Группу профессионалов, каждый из которых имел как минимум опыт анти-пиратской борьбы в Индийском океане, использовали совсем не по назначению – для проведения разведывательной работы и обеспечения сухопутных подразделений полноценной информацией – фактически как штатная военная разведка.

Перед отправкой в АТО, подразделение не было обеспечено абсолютно ничем для выполнения задач на суше. Фирма «Sputnik-Gear» частью по себестоимости (оплатили крымские активисты), а частью - безвозмездно, оснастила весь отряд экипировкой на сумму 150 тысяч грн. Так командование их не просто не поблагодарило, а даже запретило въезд на территорию части для разгрузки, и они самостоятельно все выгружали на КПП.

Бойцы отряда – профессионалы своего дела – на фронте постоянно предлагали командованию сектора свои предложения, однако командование только отмахивалось от них.

А как известно за непрофессионализм командования приходится платить жизнями солдат. Так и получилось – в одной из фактически бессмысленных вылазок в район села Пищевик (недалеко от Мариуполя) 2 марта 2015 года погибли сразу два самых подготовленных  бойца подразделения – старший сержант Александр Стрелюк и мичман Олег Стороженко.

Как это произошло рассказывает один из очевидцев: «Задача поступила по телефону, даже не по рации, никакого письменного приказа не было. Отряду была дана команда не одевать каски и бронежилеты, так как задача быстрая – «На 10 минут, посмотреть и обратно»! Приказ отдавал Гайдук-младший [имеется в виду сын командующего ВМС Украины вице-адмирала С. Гайдука-Прим.автора].

Все последующие команды отдавались по телефону, точки эвакуации - не определены, ближайшая медицинская машина была в 15 км от боестолкновения, что стало известно потом. Рации - не розданы; доразведка - не проводилась; рекогносцировка - не проводилась. Отряд на полной скорости залетел в сепарское село, где и попал в засаду. Не вступая в бой, отряд сразу откатился, погибли два лучших бойца, которые единственные приняли бой и вели огонь».

После инцидента командование быстро «прикрыло всем рот», придумав героическую версию боя, однако ни ВСП, ни СБУ, ни военная прокуратура по факту человеческих жертв не сделали ни одного движения, никаких объяснений взято не было. Верхом цинизма стало награждение медалями тех, кто виноват в провале операции.

После этого дичайшего случая бойцы высказали в лицо вышестоящим «отцам-командирам» все, что о них думают. И сразу же начались проблемы – количество боевых выходов было уменьшено до минимума и вскоре отряд вернули с фронта.

Остается надеяться, что провалы и грубые ошибки в проведении антитеррористической операции на Донбассе все-таки были учтены высшим руководством и назначения последних нескольких месяцев боевых офицеров на командные (в том числе и генеральские) должности могут позволить с оптимизмом смотреть на будущее украинской армии.