"6 отдел: лихие 90-е". Бандитские войны - Резонанс - о коррупции, взятках, судьях, власти

07 июнь 2020, Воскресенье, 05:02

взятка декларация ДТП в Харькове задержание в Иванковичах Мошенничество туроператоров НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

«6 отдел: лихие 90-е». Бандитские войны

[post-views] 0

Олег Ельцов, Тема

Мы уже публиковали ранее отрывки из книги, готовящейся к печати. Продолжаем. Сегодня — очень много крови, смертей в ДТП, от передозняка, пуль, ножа и даже есть одна голова, отрубленная саблей на воровском суде.

Становление организованной преступности в Киеве началось в конце 80-х. Структура преступных групп менялась под влиянием двух обстоятельств.

1) жестокая междоусобица, терзавшая преступный мир столицы в 1990-1992-м годах;
2) нараставшее давление правоохранительных органов, в частности, отделов по борьбе с организованной преступностью МВД и отделов «К» СБУ.

ОПГ формально можно было разделить на три основные течения:

— преступные группы, сформированные из молодых спортсменов, безусловным лидером которых был Игорь Ткаченко, кличка Череп;
— кавказские группировки, возглавляемые осетинами Борисом Савлоховым и Татушем Маргиевым;
— симбиоз уголовников со спортсменами по территориальному принципу. Например, Лесной массив и прилегающие территории находились под контролем группировки Олега Патищука, кличка Патя.

Группировки находились в состоянии постоянной боевой готовности и периодически вступали в силовое противостояние, которое, как правило, заканчивалось малой кровью.

Одной из первых знаковых смертей в уголовной среде, здорово повлиявших на расстановку сил в городе, стала смерть Пати в 1989 году в результате передозировки наркотиков. Самая сильная на тот момент группировка прекратила существование, распавшись на множество осколков.

Уголовный мир столицы был разбит на два враждебных лагеря. Это разделение сохраняется по сей день, даже после того, как уголовники подчинили себе рэкетирские группы. Оба лагеря в 90-х имели своих лидеров.

ПУЛЯ – НИКУЛИЧЕВ ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВИЧ, 1948 г.р., уроженец Львовской области, судим 6 раз:
1965 год – грабеж и вымогательство (2 года лишения свободы)
1966 год – хулиганство (4 года 6 месяцев лишения свободы)
1968 год – хулиганство (4 года лишения свободы)
1973 год – хищение в особо крупном размере (15 лет лишения свободы)
1973 год – кража, грабеж, побег из-под стражи (15 лет лишения свободы)
1989 год – квартирная кража (3 года лишения свободы)

Обладал громадным «авторитетом» не только в пределах Киева и республики, но и на просторах СССР. Слово Пули было законом. На него молились в прямом и переносном смысле. Обладал обширнейшими связями во всех регионах.

Пулю поддерживали российские «воры в законе»:

— ВАСИЛИЙ БУЗУЛУЦКИЙ, патриарх воровского клана — 38 лет тюремного стажа;

— АЛЕКСАНДР АЛЯТИН – кличка ШУРИК УСТИМОВСКИЙ;

— ЕВГЕНИЙ ВАСИН – известный дальневосточный вор по кличке ДЖЕМ.

Сразу после освобождения Пуля, обладавший выдающимися организаторскими способностями, характером и непререкаемым авторитетом, начал активно сколачивать собственную группу, проводя большую работу по объединению уголовных группировок, придерживавшихся воровских традиций.

Ближайшие сподвижники Пули в то время: ВИКТОР РЫБАЛКО – кличка РЫБКА, ВЛАДИМИР ПОЛИЩУК – кличка ЧАЙНИК, ЮРИЙ ДОВГАЛЕНКО – кличка ДОВГАЛ, «босс» теневой экономики РУДОЛЬФ ЯКОВЛЕВИЧ МАШУРА по кличке РУДИК.

Союзниками Пули являлись лидеры преступных групп и уголовные авторитеты:

СТАРУК ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ, 1947 г.р. – кличка ЛЫСЫЙ, ранее неоднократно судимый, пользовался большим авторитетом в уголовном мире столицы, убит в 1991 году.

РАДЧЕНКО ВИКТОР – кличка ВАТА, ранее неоднократно судим, убит в 1992 году.

ВЛАСЮК КОНСТАНТИН АЛЕКСЕЕВИЧ, 1957 г.р. – клички ХРОМОЙ и БОЛОТНЫЙ, убит в 1995 году.

ДЖИБУ ГАРРИ МАЛИК-ЗАДЕ, 1949 г.р. – уголовная кличка ДЖИБА, убит в 1992 году в Германии.

КИСЕЛЬ ВЛАДИМИР КАРПОВИЧ, 1946 г.р. – клички ДЕД, КИСЕЛЬ, погид в ДТП в 2009-м.

БОГАТОВ НИКОЛАЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ, 1956 г.р. – кличка КУПЕЦ.

СВИРЕН ИГОРЬ СТЕПАНОВИЧ, 1963 г.р. – кличка КАЙСОН.

ЖАДЬКО ЛАВРЕНТИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ, 1945 г.р. — кличка ЛАРИК.

АВДЫШЕВ ВИКТОР Юрьевич, 1956 г.р. — кличка АВДЫШ.

ГОГОЛЬ ВИКТОР АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1945 г.р. — кличка ГОГОЛЬ, 4 судимости.

БЕГИАШВИЛИ ЭДУАРД ДМИТРИЕВИЧ, 1948 г.р. — кличка ШВИЛИК.

ФРИДМАН БОРИС СЕМЕНОВИЧ, 1947 г.р.

ТКАЧЕНКО АЛЕКСАНДР ОЛЕГОВИЧ, 1954 г.р. — уголовная кличка ТКАЧ, впоследствии переметнулся на сторону противника.

Противостоящий лагерь возглавлял не менее авторитетный

БУНЯ – ЗАЛЕВСКИЙ ИГОРЬ АЛЕКСАНДРОВИЧ, 27.07.1941 г.р., уроженец Киева, судим 6 раз. Первая судимость в 1959 году. Пользовался авторитетом в преступной среде, наркоман, по натуре замкнутый.

Его соратники преимущественно — ранее неоднократно судимые. Основные сподвижники:

ЯНОВСКИЙ АЛЕКСАНДР ЕВГЕНЬЕВИЧ,1949 г.р. — кличка СЛЕПОЙ, ранее неоднократно судимый, пользовался авторитетом в уголовной среде, убит в 1991 г.

ПЕРЕСЕЦКИЙ ВЯЧЕСЛАВ БОРИСОВИЧ, 1946 г.р. — кличка ФАШИСТ, ранее судим. Умер собственной смертью в 2012 году.

ШУХМАН ВАЛЕРИЙ САМОЙЛОВИЧ, 1941 г.р., 6 раз судим, погиб в автокатастрофе в 1992 г.

БОХОНСКИЙ ВЛАДИМИР ДАНИЛОВИЧ, 1950 г.р. — кличка РОСОМАХА, ранее трижды судим, убит в 1997 г.

ХАРЛАМОВ ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, 1961 г.р. — кличка ХАРЛАМ, ранее судим.

КИРИМОВ ИСКАНДЕР БОРИСОВИЧ, 1958 г.р. — кличка ТАТАРИН, ранее судим.

СЫТНИКОВ АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1956 г.р. — кличка ЛЕСИК, ранее судим.

КНЯЗЕВ ИГОРЬ БОРИСОВИЧ, 1959 г.р. — кличка КНЯЗЬ, ранее судим. Убит в 2000 году.

РОМАНЮК ВИКТОР ВЛАДИМИРОВИЧ, 1961 г.р. — кличка РОМАН, ранее судим.

СТРЕБКОВ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ, 1961 г.р. — кличка ПРОМОКАШКА. Стал инвалидом – бандит Янев сломал ему позвоночник

ШАПОВАЛ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ, 1968 г.р. — кличка ШАПА, ранее судим.

СИРОТКИН ИСААК ШОЛОМОВИЧ, 1956 г.р. — кличка ИЗЯ, ранее судим, наркоман, карманник.

ПОСЛАВСКИЙ ЮРИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ, 1966 г.р. — кличка БАРЫК, умер собственной смертью.

ИЛЬЧЕНКО АРТЕМ АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1966 г.р. — кличка АРТЕМ.

СЕМЕНОВ ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, 1968 г.р. — кличка ЮРАСЬ, наркоман, умер от передозировки.

ЛЕВКИН АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, 1958 г.р. — кличка ЛЕВКИН, судимый, наркоман, брат жены Фашиста.

МИЛАСТЕНКОВ РУСЛАН ВИКТОРОВИЧ, 1965 г.р. — кличка РУЛЯ, судим 4 раза.

КРАЮШКИН ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ, 1957 г.р. — кличка КРАЯ.

КОМАНДИРЕНКО АНАТОЛИЙ – кличка РАСПИСНОЙ, судимый, наркоман.

АЛЯБЬЕВ АЛЕКСЕЙ СТЕПАНОВИЧ — кличка АЛЯБА, судимый, умер от передозировки наркотиков

ГВОЗДИЕВСКИЙ СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ — кличка ГВОЗДЬ, ранее судимый.

БОНДАРЬ АНАТОЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ, 1946 г.р. — кличка БОНЭК.

ТЫСЛЕНКО ОЛЕГ НИКОЛАЕВИЧ, 1970 г.р. – бывший телохранитель Шухмана.

МОТОВ АЛЕКСАНДР ВЛАДИМИРОВИЧ, 1960 г.р. — кличка ПАРТИЙНЫЙ, убит в 1992 году.

В середине 80-х авторитеты обеих враждующих групп сблизились, фактически составив одну команду, . Константин Власюк по кличке Хромой организовал первых наперсточников в Киеве. В его группу входили Буня, Вата, Аляба, Старук, Гоголь. Гоголь с Хромым состоял в родстве. Гоголь и Вата — лучшие друзья Старука. Старук с наперсточниками большую часть времени проводил на авторынке на бульваре Перова. Добытые деньги пропивал в ресторане «Украина» — постоянном месте сбора и досуга членов группы. В этом ресторане Старук заслужил звание драчуна и бабника.

Пуля в то время еще тянул пятнадцатилетний срок. Ряд его близких людей также сидели в тюрьме. После его освобождения Буня длительное время конфликтовал с Пулей, сторонился его и опасался.

Со временем в недрах группы начали вспыхивать конфликты, накапливаться противоречия. Группа начала колоться пополам.

В 1989 году Слепой в драке подрезал Старука. Старук, опасаясь за свою жизнь, обзавелся пистолетом Макарова. Во время одной из гулянок в «Украине» Аляба украл этот пистолет из автомобиля Старука. Позже Лысому удалось вернуть оружие, но Буня поддержал Алябу, и конфликт начал набирать нешуточные обороты. Вскоре на стороне Старука встали Авдышев, Вата, Хромой, братья Джибу, один из них – Юра, являлся его кумом. Атмосфера накалялась, надвигалась развязка… И в один прекрасный день Старук пропал, вместе с пистолетом. С тех пор его никто не видел.

Как позже было установлено, убийство Старука организовал Буня. Старука поймали в районе авторынка на бульваре Перова, завезли в подвал на улице Красноармейской, где судили зековским судом. На «суде» присутствовали Буня, Слепой, Славик Фашист, Харлам, Росомаха, Шапа, Край. Старука обвинили в том, что он крысятничает, не признает никого, ставит под ствол блатных и самое главное: он оскорбил Буню. Старука приговорили к смерти. Слепой одним ударом сабли отрубил ему голову. Тело расчленили и развезли в разные районы города.

Последний раз Старука видели 17 мая 1990 года. Только через год после пропажи его самый близкий друг Фридман устроил поминки в ресторане «Украина».

Вскоре Буня начал сожительствовать с бывшей подругой Старука – Галиной Денисенко. Она проживала на улице Сабурова. Ее муж – работник торговли – в то время отбывал 12 летний срок за хищение в особо крупных размерах. А тем временем судьба свела двух крупных преступных авторитетов у его жены. Возможно, именно это повлияло на решение Буни убить Старука.

После того, как Старука обезглавили, был расстрелян Александр Яновский, 1949 г.р., больше известный как Слепой или Космонавт. Яновский был одним из участников зековского трибунала над Старуком и исполнителем приговора. Он получил несколько пуль в голову и в тело.

В мае 1991 года Харлам, Тимур, Аляба, Роман, Костя Пацера и еще несколько человек из группы Харлама подъехали двумя автомобилями на рынок Левобережный выяснить отношения с группой Солохи, члены которой накануне избили двух человек из группы Харлама. В ходе драки. Роман, Тимур и Пацера открыли стрельбу, убив двух человек: кавказца из группы Савлохова и постороннего продавца пирожков. Вскоре Харламу, Буне и Роману стало известно, что милиция знает, кто участвовал в разборах на рынке. Утечка произошла от высших милицейских чинов, имеющих отношение к ассоциации «Фермер» — экономической базе группировки. Обвинили во всем Алябу. Буня и Слава-Фашист приняли решение его убрать. Лесик и Паша Величко с Ветряных Гор передали Харламу оружие для убийства.

В один из тихих вечеров в квартиру Алябы на улице Бестужева позвонили – за дверью стоял Харлам. Дверь ему открыл сам Алексей Алябьев.. Из-за спины у него выглядывал телохранитель по кличке Змей. Харлам вынул пистолет: бах-бах! Четыре пули в грудь Алябе, две – Змею, по контрольному — в голову. Харлам без суеты спустился по лестнице к поджидающему автомобилю. Страховали убийцу Тимур и Роман.

Так решился спор лидеров двух банд. Но судьбу не обманешь. И Аляба, и Змей остались живы, правда Змей лишился глаза. С тех пор преступный мир столицы лишился обоих – семь лет они жили и «работали» в Полтаве, и только после смерти Харлама вернулись в Киев, начали работать в составе ОПГ Бородавки.

Судьба ближайшего друга Харлама Игоря Буни сложилась иначе.

ИГОРЬ АЛЕКСЕЕВИЧ ЗАЛЕВСКИЙ по кличке Буня оставил в уголовной жизни столицы яркий след. Как и Харлам, сторонник воровских традиций, Буня ничем не отличался по дерзости от своего друга.

Был у них еще один близкий товарищ – ВЯЧЕСЛАВ ПЕРЕСЕЦКИЙ по кличке ФАШИСТ. У того был жизненный опыт побогаче, организаторские способности покруче. Эти качества и позволили ему остаться в живых.

27 июля 1992 года, 23 часа 30 минут. К подъезду дома 16 по улице Сабурова подъехал Буня с верным телохранителем Александром Мотовым (клички Партийный, Ленин). Буня был уверен в Партийном от начала и до конца. Ранее Мотов отсидел за изнасилование 8 лет в ИТК строгого режима под патронатом Буни . В машине также находились дочери Буни 11 и 9 лет: они всегда были рядом с отцом. Старшая носила в сумочке пистолет Буни.

Буня приехал на ночевку к подруге Галине Денисенко — бывшей сожительнице Старука. Когда все поднялись на четвертый этаж, на лестничной площадке их ожидали двое в спецхалатах работников ЖЭКа. Они открыли перекрестный огонь из двух стволов: дети в ужасе метались по маленькой лестничной площадке между Буней и Ленинымгромыхали выстрелы, пространство наполнилось пороховой гарью. Буня и Ленин получили по семь пуль, но ни одна даже не задела детей…

Говорят, после смерти Буни авторитетный Швилик спросил у Володи Пули при его близком окружении: «Вова, кто следующий?», на что последовал ответ: «Много будешь говорить, следующим будешь ты».

Правда это или нет, сказать сложно. Славик Фашист, удочеривший троих детей Буни, до последних дней (умер в 2012 году) считал виновным в смерти Буни Пулю, а самым счастливым днем в его жизни стал день гибели Пули.

Но однозначного ответа о виновнике смерти Буни никто не дастнет. Скандальный характер покойного обеспечил ему массу врагов. Помимо организации зековского трибунала над Старуком, организации покушения на Алябу, разборов с солоховцами на Левобережном рынке, был еще целый ряд более мелких конфликтов.

Проверялась информация о том, что Буня на пару дней взял автомобиль у Буратино, разбил его и решил не возвращать владельцу. Буратино обладал независимым характером, на том этапе еще не находился под тотальным влиянием Славика Фашиста и вполне мог пойти на убийство за нанесенное оскорбление.

За месяц до убийства Буня с Шухманом и примерно тридцатью его боевиками с огнестрельным оружием прибыли на Республиканский стадион разбираться с Виктором Авдышевым и Гарри Джибу. Причиной стала ссора Авдышева с Шухманом. Обошлось без крови, вопрос решился миром – свое веское слово сказал Пуля. Говорят, после этого Буня приготовился к смерти и полностью передал руководство группировкой Валерию Шухману.

А за 6-8 месяцев до этой стрелки Буня также приезжал на Республиканский стадион со своими бойцами. Причина — «непонятки» с Гарри Джибу. Раньше они поддерживали дружеские отношения, в середине 80-х их можно было встретить вместе возле одного из чековых магазинов Киева. И вдруг Джибу начал его сторониться, не помогал материально. Буня не знал, что Джибу уже было известно про зековский трибунал над Старуком, который был кумом его родному брату Юре.

После смерти Буни могло сложиться впечатление, что лагерь, возглавляемый Пулей, рассеет вражескую группировку и одержит окончательную победу. Но три события, произошедшие до конца 1992 года — самого кровавого в истории криминалитета — восстановили статус кво.

— через месяц Вова Пуля разбился в автокатастрофе;

— взбунтовавшийся бригадир Валера Прыщ убил своего патрона – Вову Чайника — и примкнул к противоборствующему лагерю – к Славику Фашисту, Игорю Татарину, где его охотно приняли, так как Чайник был во враждебных отношениях с Буней.

В декабре 1992 года в Германии московские киллеры убили Гарри Джибу. Убийство Джибу в очередной раз доказало, что киевская организованная преступность вышла на международный уровень. Также оно показало, что от возмездия не скрыться ни в Киеве, ни за границей.

Джибу убили в квартире, где он скрывался, когда тот открыл двери киллерам. Джибу отстреливался. Ему удалось подстрелить одного из киллеров, который очутился в больнице. Это стало ниточкой, приведшей германских полицейских к киллерам из России. Убийство Джибу оказалось первым, когда киевские преступные авторитеты не замарали рук, наняв киллеров из-за поребрика. К концу 1992 года у них появились деньги на заказные преступления, отпала необходимость убивать собственноручно…

В это время в криминальном мире закрепился термин «киллер». Его с энтузиазмом подхватила пресса, крепко запомнило общество, благо – поводов для использования появилось предостаточно. Раньше убийствами занимались члены бригады, с появлением у группировок крупных денег эту функцию делегировали узким специалистам — убийцам за деньги, профессиональным «чистильщикам”. Появились группы, специализировавшиеся исключительно на убийствах. В профессиональной преступности появилась новая профессия. Штатный киллер не ходил на бригадные стрелки. Он вообще мог быть не киевским, жить в глухом селе, пахать землю. В столице появлялся только на «исполнение».

Профессиональные бандиты не устраняли конкурента напрямую – сразу после возникновения конфликта. Они умели ждать. Наблюдали за жизнью обреченного конкурента. Узнавали, что у того возник с кем-то конфликт – и «валили» под этой сценарий. А чтобы особо ушлые опера не просчитали такую схему, могли «лупить» жертву не под ближайший конфликт, а через один.

Заказные убийства оказались самыми сложными для расследования. Классическая методика уголовного розыска «работы по связям жертвы» в этом случае не срабатывала. Тут оказался уместен подход ФБР: работать не от преступления, а от криминального лидера. Есть вор в законе, лидер ОПГ – он должен стать постоянным «клиентом» подразделений по борьбе с оргпреступностью. Со временем методика работы «от преступника», а не от преступления надежно закрепилась в практике УБОП, но украинская службы по борьбе с мафией так и не превратилась в ФБР. Начальство регулярно ездило за границу для изучения опыта, но до оперов-практиков этот опыт не доходил: все выдумывали с чистого листа.

Собственно, на просторах СНГ ни у кого не появилось действенного противоядия против оргпреступности. Возможно, немного дальше остальных стран продвинулась Россия. Там случались расследования, в ходе которых задерживали по 30-40 человек (дела по «тамбовским» и пр.)

Во второй половине 90-х к услугам профессиональных убийц стали обращаться не только представители криминального мира, но и бизнесмены. Такую категорию убийств расследовать проще: мотив заказчиков, как правило, лежал на поверхности. Люди бизнеса не выстраивали многоходовых схем убийства, все происходило достаточно примитивно. Возник конфликт с компаньоном, значит надо его решить максимально просто с минимальной потерей средств. Как правило, наиболее эффективным способом решения задачи являлось убийство компаньона. Это же зачастую был и самый короткий путь к коммерческому успеху: партнер погиб – ты разбогател на его долю в бизнесе (за вычетом оплаты услуг киллера). Раскрывать такие убийства – одно удовольствие: опера проверяют с кем из представителей околокриминальных кругов общался бизнесмен – того и брали в работу.

С потерей лидера бойцы Джибу влились в группировку его племянника Виктора Авдышева. Но окончательно сравняло силы двух воровских лагерей убийство Виктора Радченко — Ваты.

«6 отдел: лихие 90-е». Бандитские войны-2

Вата, Пуля, Чайник, Баклан и Филя — как они погибли, кто виновен в их смерти, почему киллеры не осуждены? Как СБУ заагентурило Прыща и спасло от тюрьмы, но от пули спасти не смогло. Как киллера Шупика под чужой фамилией вытянули из СИЗО за границей и почему он убивал многих, но обвиняли его в смерти того, кого убили другие?

Ночью с 30 апреля на 1 мая по улице Горького к Полицейскому садику тихо подъехал автомобиль. В нем находилось два человека. На заднем сиденье — матерый уголовник, четырежды судимый Виктор Радченко по кличке Вата. За рулем — его племянник и верный телохранитель Иванов. Вата нервничал, встреча была важная, от нее многое зависело. За поясом у Радченко — револьвер, у телохранителя — ТТ и граната. В пятидесяти метрах от места встречи находится здание спецподразделения «Альфа» СБУ. Это успокаивало… Вата не понимал одного: почему человек не захотел встретиться в казино «Олимп», где еще 20 минут назад Вата находился среди уголовного бомонда Киева…

Неожиданно из-за угла здания появилась фигура, которая быстро прошмыгнула в салон автомобиля — рядом с Ватой. Разговор был краткий: да-да, нет-нет. Человек достал пистолет – первый выстрел в затылок телохранителю: Вата в ужасе кинулся открывать дверцу автомобиля и упал на асфальт с простреленной головой. Незнакомец вышел из автомобиля, вытер отпечатки пальцев на дверце автомобиля и растворился в предутреннем мраке. В темном здании «Альфы» не зажглось ни одно окно…

Через двадцать минут автомобиль с работающим двигателем и открытыми дверцами привлек внимание проезжающего патруля. Еще через 30 минут два взвода «Беркута» и оперативники ОБОП вошли в казино «Олимп», расположенное на Республиканском стадионе, доставив всю публику в Московский РОВД. При осмотре трупа Ваты в кармане обнаружили фишки казино. Он рассчитывал после встречи продолжить игру в рулетку…

Что же могло стать причиной убийства Ваты и его племянника?

29 апреля, за два дня до убийства, племянник Ваты отмечал день рожденья. Отмечали пышно, в одном из первых коммерческих ресторанов столицы — «Мишкольце». Зал был полон – Николай Купец, Игорь Кайсон, Вадик Удав, Вова Кисель, Рак – брат Ваты и прочие авторитетные товарищи. Широко были представлены спортсмены (Вата на тот момент оказывал патронаж футболистам киевского «Динамо»): Олег Саленко с супругой, Анатолий Демьяненко, немного опоздал Павел Яковенко с женой, Ахрик Цвейба с братом, Олег Матвеев, перспективная молодежь. Спиртное лилось рекой. В разгар гулянья вспыхнула ссора между Игорем Кайсоном и братом известного футболиста Ахрика Цвейбы. Ахрик проявил неуважение к авторитету: закусил стопку огурчиком с тарелки Кайсона. Горячая кавказская кровь заиграла, завязалась драка. Кайсон несколько раз ударил кавказца ножом. Их разняли, за Кайсона заступился Николай Купец. Конфликт замяли.

На следующий день Вата с племянником позвонил в квартиру Купца. Тот впустил их. Вата высказал свои претензии Купцу и Кайсону, угрожал. Племянник для острастки выстрелил несколько раз в стенку кухни. После этого гости ушли. Ночью Вату и племянника убили. Мог ли этот конфликт стать причиной смерти Ваты? Конечно, мог. Проблема в том, что подобные ситуации, благодаря характеру Ваты, случались в его жизни очень часто. Своего племянника он воспитывал в боевом духе и готовил к войне. После убийства оперативники обнаружили на квартирах Ваты и Иванова такое количество тротила, боеприпасов, оружия, что их хватило бы для уничтожения половины киевской братвы.

Но самым близким для Ваты человеком был Вова Кисель: их связывала почти 15-летняя дружба. Авторитет у Ваты с четырьмя судимостями был значительно выше киселевского. Зато у друга были значительно выше организаторские способности, сильна хозяйская хватка. Основной сферой их влияния в период застоя был центральный автовокзал. Контроль таксистов, картежные игры, мошенничества и прочее. С этого они начинали. Их группа быстро росла, росли связи главарей и их опыт. Со временем они стали контролировать весь Московский район столицы… Деньги, заработанные чистым криминалом, вкладывали в легальный бизнес, открывали коммерческие рестораны, кафе, бары, предприятия. Хозяйственный Кисель видел себя в почти легальном бизнесе, Вата тяготел к криминалу. Появились первые разногласия.

Был у Ваты конфликт и с профессиональным картежником Цумуразом, с криминальным авторитетом Владимиром Бохонским по кличке Росомаха, были трения с Володей Пулей. Вата многим мешал, стремительно теряя союзников. Старые оперативники вспоминают, что проверялась серьезная информация о причастности к убийству Ваты сына Киселя — Вадима. Подтверждения она не нашла.

Очень серьезно рассматривалась версия убийства Ваты по заказу людей, заинтересованных в смене «крыши» футбольного клуба «Динамо» Киев. Ее не удалось доказать, но что любопытно: после убийства Ваты, футбольный клуб таки сменил уголовную “крышу”…

В 1992-м — самом кровавом году в истории киевского криминалитета, произошел еще ряд жестоких трагедий.

Убийство или самоубийство? Этот вопрос задавали себе многие, после автомобильной аварии, случившейся 27 августа 1992 года. Автомобиль «Вольво» с Владимиром Никуличевым на борту на большой скорости врезался во встречный КАМАЗ. Авария произошла на трассе Киев-Богуслав. В машине были трое: водитель Славик, Пуля и его жена. Насмерть разбился только Пуля. Водитель и жена не получили ни царапинки. Что это: не разъехались на трассе, дрогнула рука опытного водителя?.. Оснований утверждать, что Пулю убили, нет. А с другой стороны… КАМАЗ оказался угнанным. Водитель скрылся с места аварии, но не сразу, а когда узнал, кого убил. Возможно, испугался, что дружки покойного босса не простят. А может, напротив: хладнокровно убедился, что Пуля мертв, после чего удалился с чувством выполненного долга? На следующий день навсегда пропал и пулин водитель Славик.

Кому была выгодна смерть Пули? Кто мог заказать его убийство? Или виной тому слепая случайность? Говорят, случайность – непознанная закономерность…

Смерть Пули была выгодна сторонникам покойного Буни. Выгодна смерть была Борису Савлохову, который практически не приезжал в Киев, боясь пулиной расправы. Существовала еще целая группа недовольных. Перед смертью одна из московских группировок славянского воровского крыла поставила Пулю на положение вора в законе. Ряд других воров сказали категорическое «нет». Один из аргументов: вор не мог работать и служить в армии. А Пуля был членом футбольной команды спортивного клуба армии: на первый взгляд, незначительная мелочь, однако это противоречит «понятиям».

И главный аргумент «против»: если ты вор — вместо тебя нельзя убить другого. А в биографии Пули было отягчающее обстоятельство. В 1986-1987 годах он со своим другом шел по темному лагерному коридору. За углом затаился недруг, собиравшийся убить Пулю. В последний момент Пуля почувствовал опасность и остановился. А его товарищ сделал роковой шаг вперед. Зековская заточка, нацеленная в сердце Пули, попала точно в горло менее рослого товарища… Этот случай лег пятном на воровскую биографию Пули.

И еще: по понятиям вор обязан воровать лично. А этого Пуле хотелось меньше всего. Но воры давили. За неделю до гибели противоборствующая группировка прислала гонца к Пуле. Из Харькова приехал Игорь Пика с сопровождающим. Тихо, без суеты и пафоса поселились в киевской гостинице «Крещатик», осмотрелись. Лишь после этого назначили стрелу Пуле.

На встрече вели себя спокойно, важно передали привет от воров, потребовали не нарушать воровской закон и дали время на обдумывание – семь дней. На седьмой день, получив ответ «нет», покинули Киев. Это было 26 августа 1992 года. Пуля погиб на восьмой день — 27 августа. Совпадение?.. В заключение — еще пару совпадений: исчезнувший пулин водитель Слава был родом из Харькова, там же угнали КАМАЗ., участвовавший в ДТП.

Убийство ближайшего пулиного сподвижника Владимира Полищука по кличке Чайник, случившееся в 1992 году, стало предпоследним убийством крупного преступного лидера Киева.

Чайник, майор запаса, называвший себя «афганцем» и адьютантом генерала Громова, не был ни тем, ни другим: материалы личного дела свидетельствовали о том, что службу он проходил в составе группы советских войск в Чехословакии и границу СССР с Афганистаном мог видеть только в в программе «Время».

На старте преступной карьеры Чайник, имея определенные знания, связи, понятия о жизни и процессах, происходивших в странах бывшего соцлагеря (о чем не имели понятия большинство граждан Союза), начал основательно прибивать под себя территории Словакии и Чехии. Его бригада во главе с Филей и Бакланом развернула там бурную деятельность: разбои, вымогательства как с челноков из Союза так и с местных, похищения людей, убийства – все это позволило им нагулять финансовый жирок. Так, убийство неких арабов принесло бригаде куш в 500 тысяч долларов США.

Одну из бригад Чайника в Киеве возглавлял Валерий Прыщик. Прыщ – бывший тренер по велоспорту. Весной 1992 года в процессе стрелки с группой Лесников «прыщи» убили одного из них, других жутко покалечили. Сразу после этого подвига Чайник отправил Прыща и его приближенных за границу к Филе и Баклану – усилить бригаду, а заодно и переждать активность милиции по убийству на Лесном массиве.

Прыщи быстро сориентировались в обстановке, оценили перспективу и не долго думая убили в лесу Баклана с Филей, с которыми ели из одной тарелки. С трупов поснимали золотые украшения — цинизм «прыщей» зашкаливал даже по бандитским меркам. Одно из тел не помещалось в заранее приготовленную яму: по нему прыгали, ломая кости и утрамбовывая. Все обстоятельства убийства давно известны, но не расследованы.

Общак бригады Фили и Баклана плавно перекочевал к «прыщам» — именно на эти кровавые деньги в последствии и началось строительство знаменитого Троещинского рынка.

Понимая, что рано или поздно за содеянное спросят, Прыщ решил идти ва-банк. Вернувшись в Киев, он стал распространять среди братвы слухи о недостойном поведении Чайника – якобы тот не помагал его жене. Более того, позже Прыщ обнаружил у супруги крупные суммы денег, хотя по словам последней, она едва сводила концы с концами, не получая помощи от Чайника. А еще Прыщ намекал, что Чайник якобы домагался его 18-летней супруги. Это – не досужие вымыслы, а первичные показания УБОПу, которые Прыщ и его жена дали сразу после задержания. Но все это было блефом, распространяемым с одной целью – оправдаться перед бандитским миром за убийство Чайника, которое уже было спланировано.

Заметим наперед: это был единственный удачный переворот в истории киевского криминалитета. К тому же, это было особо изощренное убийство с привлечением супруги убийцы.

У Прыща родился гениальный план. Разыграв сцену ревности к своей жене и Чайнику, он заставил супругу выманить Чайника на улицу. Последний, зная характер Прыща, на всякий случай вызвал двоих телохранителей, которые находились в автомобиле около парадного.

Дело было поздним вечером. Жена Прыща Вика встретила Чайника у входа и повела во двор дома – прямо в засаду, устроенную ее мужем с подельниками. Неожиданно к машине с телохранителями подскочили прыщевские братья Маячки Они навели стволы на охранников: «Тихо! Не шевелиться!» Один охранник громко закричал: «Вова, беги!» Трудно сказать, что случилось быстрее – Чайник услышал крик или увидел убийц. К нему с двух сторон приближались тени: Валера Прыщ с Вовой Бандитом, Сергеем Салоедом и Сашей Личей. Грохнули выстрелы, Чайник, обливаясь кровью, упал на асфальт.

УБОП взял всех, включая Вику. Они провели под стражей восемь месяцев. И давали показания, достаточные для того, чтобы всех надолго изолировать от общества. Тогда, кстати, и Прыщ остался бы жив, а не расстрелян на ступенях киевской больницы в 2003 году. В тот момент УБОП-овцам казалось, что это конец прыщевцев, Валерию Ивановичу уже не выпутаться из этой истории.

Но милиция совершила одну ошибку, превратившую убийц в невинных граждан. Якобы для «стерильности» содержания арестованных, предупреждения несанкционированных контактов с внешним миром, «прыщей» поместили не в следственный изолятор Лукьяновской тюрьмы, а в СИЗО СБУ. Это заведение традиционно используется для агентурной работы с задержанными – об этом всем известно. Представители дружественной организации не преминули воспользоваться представившимся шансом: уж больно перспективный товарищ оказался в руках «конторских». Желание, очевидно, было взаимным: Прыщику совсем не хотелось долгие годы проваляться на нарах. Как бы то ни было, в это период были отмечены тесные контакты подследственного Прыщика с оперуполномоченным управления «К» СБУ Игорем Гребеником. Управлением «К» в то время руководил полковник Андриенко. После его ухода на пенсию, эту должность занял Гребеник.

Впрочем, сведущие люди утверждают, что встреч с Валерием Прыщиком не чурался и целый зампред СБУ генерал Юрий Вандин. Ничего удивительного: нормальная агентурно-оперативная работа, а может просто безобидные беседы с влиятельным мафиозо, которого никак не могла посадить бессильная милиция. Настораживают лишь некоторые совпадения. Так, вскоре после визитов Гребеника в камеру к Прыщику, все арестованные по делу дружно сменили показания.

По их новой версии выходило, что Чайника убил некто Шупик. Два слова об этом персонаже. Шупик – бандит и профессиональный боксер, 18 лет проведший на ринге. В свое время работал под Чайником и на момент убийства последнего пребывал в бегах. В кулачной драке, не желая того, он перестарался и убил парня, за что суд дал ему семь лет… и тут же выпустил убийцу на подписку. Тот, естественно, подался в бега.
Версия по Шупику была провальной изначально, ей противоречили как первичные показания задержанных участников убийства, так и вся доказательная база, собранная УБОП-ом. Практически, вина Прыща и его подельников была доказана. Для успешного завершения оставалось разыскать Шупика, чтобы доказать его непричастность к убийству Чайника. Но никто о нем ничего не знал… В итоге, спустя восемь месяцев, все «прыщи» оказались на свободе. Валерию Прыщику вменили всего лишь недонесение о совершении тяжкого преступления…

А лет через пять УБОП подключился к поискам неуловимого Шупика, чем безуспешно занимался угрозыск. С одной стороны, не по понятиям Прыщ валил свою вину на другого, если Шупик, конечно, жив. Зато на мертвого можно. Но тут прорезалась информация о том, что Шупик здравствует. Правда, за минувшие годы пострелял бандитосов в Чехии и Словакии. Как-то на стрелке он один открыл стрельбу сразу по пятерым. Его неуловимость объяснялась просто: во-первых, он превратился в настоящего киллера. Представители этой профессии, как известно, не имеют привычки светиться и контактировать с братвой. Во-вторых, он сменил фамилию.

УБОП забрал дела об убийствах из угрозыска и начал работу. Поступила оперативная информация, что Шупик под другой фамилией сидит в СИЗО Будапешта – на то время он уже значился в розыске Интерпола. Всего в этом СИЗО находилось трое славян. Определить кто из них Шупик не составляло труда: его приметы были в распоряжении УБОПа. В то время в Венгрии находился представить МВД Украины Стельмах. Он, по наводке УБОПа, выполнил сугубо техническую работу: встретился с тремя задержанными русскоговорящими и без труда опознал в одном из них Шупика. Того этапировали в Украину. Позже Стельмах рассказывал журналистам, как чуть ли не единолично поймал в Венгрии серийного киллера Шупика.

Судьба убийцы сложилась в Украине достаточно счастливо. Дело об убийстве Чайника приобщили к трем реальным убийствам, совершенным Шупиком. Его осудили, но убийство Чайника не вменили – ни один суд не взялся бы рассматривать этот бред. Но ведь были же показания Прыща и его подельников, указывавших на Шупика!

Таким образом, УБОП, разыскавший киллера за границей, подложил жирную свинью тем, кто спасал Прыща от уголовного преследования. Первое, что следовало сделать после возвращения Шупика в Украину – допросить его об обстоятельствах убийства Чайника и провести очную ставку с Прыщем. Но этого не произошло! Вы спросите: почему УБОП, добившийся поимки и передачи Шупика в Украину, не настоял на проведении элементарного и очевидного следственного действия? Почему так и не встретились в кабинете следователя боксер-убийца Шупик и велосипедист-главарь ОПГ Прыщ? Мы не сможем дать ответ. Заметим лишь, что аккурат в это время из УБОПа перевели в Уголовный розыск Владимира Дахновского – многолетнего «персонального разработчика» Прыща. Тогда же столичный УБОП возглавил Николай Астион. Вот он должен знать ответ.

.

Таким образом, в ходе кровавых разборок, убийств лидеров ОПГ и уголовных авторитетов, в начале 1993 года окончательно сформировались крупные мафиозные кланы. Позже происходили лишь незначительные структурные изменения столичного криминалитета. Единственным исключением можно считать попытку отвоевать место под солнцем со стороны чеченских преступных группировок. Во время войны в Чечне чеченские бандформирования хлынули в Киев и свирепствовали в столице около четырех лет. Но, как при развитии любого общества, ветер истории сначала приносит волны кочевников, а затем уносит в небытие. Киевская земля пережила многих пришельцев. Чеченцы не смогли закрепиться в древнем Киеве. Славянские преступные кланы смогли восстановиться и перегруппироваться после кровопролитных воен начала 90-х.

После убийств Чайника основная часть его бригады перешла к Рыбке. Рыба, Пуля, Чайник были партнерами, имели совместные фирмы. На почве бизнес-конфликтов и споров о праве «доения» чужих фирм вспыхивали перманентные конфликты и настоящие войны. А противостояние братвы, как известно, на пользу только мусорам.По этой причине все хотели примерить враждующие стороны. Свадебным генералом как правило выступал Витя Авдышев. Его классическую запевку знал каждый бандит и сотрудник УБОПа: «Садысь за стол, будэм кушать, гаварыть».

Стрелу прыщевцам назначили на стадионе СКА. УБОПу было известно про несколько неудачных попыток примирения, проходивших до этого. Фоном к ним было сильное бряцанье оружием, в любой момент могла случиться перестрелка.

Такие серьезные сходки проходили в максимальном режиме секретности, поэтому в УБОП узнали о ней за полчаса до начала. На тот момент в управлении было шесть человек. Они немедленно выдвинулись на бандитское толковище.

Уже на подъезде стало ясно, что это очень серьезно: все склоны в перемешку обсели авдышевские, рыбкинские, прыщевские и прочие пехотинцы. Всего собралось человек 300. Въезд к месту стрелки контролировался. Но УБОПовцы проехали прямо на площадку к первым лицам.

Уложить всех на асфальт, как это было принято — не удалось бы ни при каких обстоятельствах. УБОП-овцев было пятеро (водитель остался за рулем). Те, кто наблюдал за наглым поведением кучки ментов, были в шоке. А еще больше братву шокировало поведение великих главарей. При виде офицеров УБОПа, с которыми уже довелось познакомиться, Виктор Авдышев собрался было покинуть место стрелки. Но его остановил начальник 8 отдела Дахновский: “Витя, куда пошел?!” Авдышев оправдался: «А зачем мне убегать? Я на 15 суток всегда готов: вот сумочку приготовил: щетка, полотенце…»

Пока Дахновский проверял лидеров на наличие оружия или, официально выражаясь, проводил личный досмотр, на стрелу подтянулась основная боевая сила. Подъехали 10-12 машин прыщевцев во главе с Салоедом и Личей. Прыщ следовал отдельно от колонны.

Первым выскочил из машины Салоед. Не успел он ничего промурчать, как Дахновский его сразу облапил перед всей братвой — тот даже не пискнул. Прыщевская братва начала с грозным видом выползать из авто. Ситуация накалялась. Костя Хромой игриов бросил: «Аааа, узнаю конторских!». Это разрядило напряжение, а также удержало Дахновского от действий на упреждение: он уже готов был бить “двойку” Салоеду. А после “двойки” Дахновского редкий бандит стоял на ногах.

Понятно, что на такой представительной стреле было оружие. Но поскольку для подготовки массовой операции у УБОПа не было времени, и силы были не равны, задержать всех не удалось, и те, кто был с оружием, ушли первыми. Зато ни стрельбы, ни убийств не случилось, накто не пострадал, а УБОПовцы доказали, что даже впятером против 300 они — сила.