Адвокат Елена Лёшенко рассказала о "пагубной и абсолютно незаконной практике" правоохранителей - Резонанс - о коррупции, взятках, судьях, власти

07 июнь 2020, Воскресенье, 06:07

взятка декларация ДТП в Харькове задержание в Иванковичах Мошенничество туроператоров НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

Адвокат Елена Лёшенко рассказала о «пагубной и абсолютно незаконной практике» правоохранителей

7 мая 2020г.

- В последнее время нашими доблестными правоохранительными органами внедрилась пагубная и абсолютно незаконная практика. А именно - недопуск адвоката в уголовное производство на основании договора о правовой помощи. К этому договору Офис генпрокурора, НАБУ и Госбюро расследований начали требовать личное согласие клиента на участие адвоката в его деле, - рассказала 7 мая Резонансу адвокат Елена Лёшенко.

По ее словам, прежде всего, это "касается дел, где клиент, как правило, в статусе подозреваемого или обвиняемого, находится за пределами страны. И, конечно же, такое процессуальное ноу-хау в виде требования отдельного согласия клиента на правовую помощь от конкретного адвоката, нацелено на то, чтобы адвокат не смог оперативно отреагировать и предоставить эффективную защиту своему клиенту, то есть, таким образом, либо происходит затягивание процесса, либо же привлекается адвокат с центра бесплатной правовой помощи, пока адвокат по договору получает такое ничем не предусмотренное согласие от клиента".

Такая практика правоохранительных органов является ничем другим, как нарушением права на защиту, - убеждает Лёшенко.

Также она подчеркнула, что ст. 51 УПК определено, что защитник действует на основании договора с клиентом. Защитником в уголовном процессе может быть только адвокат согласно ст. 45 УПК. По Закону "Об адвокатуре и адвокатской деятельности" полномочия адвоката подтверждаются договором об оказании правовой помощи, который в отличие от ордера, например, также подтверждает полномочия адвоката, но в то же время демонстрирует волеизъявление клиента. То самое волеизъявление, которое хотят увидеть правоохранители в такого рода делах, где они требуют отдельное согласие. Таким образом, договор об оказании правовой помощи, подписанный клиентом, уже содержит волеизъявление клиента, и никаких других документов, подтверждающих его волеизъявление не нужно и никто требовать их не вправе.

Единственный нюанс, на который нужно обращать внимание адвокатам, это при подписании договора, указывать место подписания, если клиент находится за пределами страны, и договор подписывался за границей, например. Либо же если договор подписывался путем обмена документами, указывать также и эти нюансы.

- Такая же ситуация и с получением информации на адвокатский запрос в интересах клиента, - говорит известный адвокат. - Отправляешь адвокатский запрос, прикладываешь договор с клиентом, а в ответ от тебя требуют такое же согласие клиента, ибо Законами "Об информации" и "О защите персональных данных" предусмотрено согласие на сбор информации.

Во многих госорганах не отличают запрос информационный от запроса адвокатского, к которому прикладывается договор, в котором, конечно же, как правило, прописано, что клиент уполномочивает адвоката получать всю необходимую (конфиденциальную и т.п.) информацию о нём.

То есть, если договор между адвокатом и клиентом составлен корректно и с учётом всех нюансов законодательства, отказы в предоставлении информации или недопуск адвоката в уголовное производство являются незаконными и нарушают право на защиту, предусмотренное ст.20 КПК, а также принцип законности (ст.9 КПК).

Это ведёт к нарушению статьи 6 Конвенции (право на справедливый суд), так как согласно практике ЕСПЧ "право лица, обвиняемого в совершении преступления, на эффективную защиту адвокатом является одной из фундаментальных характеристик справедливого судебного разбирательства".

Как напоминает Резонанс, 6 мая первый заместитель Директора Государственного бюро расследований, а в недавнем прошлом адвокат Александр Бабиков обнародовал документы, свидетельствующие о его недопуске к делу Януковича со стороны управления спецрасследований Генеральной прокуратуры.

ОЛЕКСАНДР БАБІКОВ: РІШЕННЯ СУДУ МАЄ БУТИ ВИКОНАНО – ЦЕ ПЕРШЕ І ГОЛОВНЕ