» Как российский капитал сбежал с порта Южный

04 грудень 2022, Неділя, 23:36

Как российский капитал сбежал с порта Южный

14 Липня 2016г.
0
DCIM100MEDIADJI_0095.JPG

Андрей Старостин, для «Резонанс»

Буквально накануне своей отставки премьер Арсений Яценюк пытался представить СНБО аргументы для явно запоздавшего решения государства о введения эмбарго на импорт нефтепродуктов в Украину с территории РФ. Под фанфары о не все видящем государевом оке, эмбарго на нефтеснабжение Украины из субъектов РФ не состоялось, и премьер ушел на волне дальнейшей раскрутки этой идеи.

Нефтяные отношения Украины и наиболее экономически автономных субъектов РосФедерации, это до сих «тайна Полишинеля». Такие автомомии стали бы в числе первых жертв эмбарго, предложенных Яценюком -- это прежде всего самый близкий к Востоку Украины Башкортостан, а также, нефтяная промышленность ряд автономий Кавказа и их мощных бизнес-диаспор. Но это жертвы. Что касается фаворитов, то главный выигрыш от «отложенного на будущее» нефтяного эмбарго Яценюка получили бы НПЗ Белоруссии. А также инвесторы украинских нефтепродуктовых терминалов, которые при эмбарго могли бы поднять сверхприбыли на поставках дизеля и нефтяных полуфабрикатов в Украину из альтернативных РФ источников. Самый крупный такой украинский терминал давно работает в порту Южном, - ранее он принадлежал россиянам, а накануне запоздалого эмбарго Яценюка, это предприятие вступило в полосу имущественного передела.

Крупнейшая в РФ независимая от нефтяных гигантов компания по бункеровке морских судов дизтопливом и топочным мазутом, «Терминал капитал сервис (ТКС)», в разгар агрессии РФ уподобилась другим российским инвесторам - поспешила отсалютовать Лубянке об эвакуации, и формально покинула украинский рынок, переписав местные активы на лояльных партнеров и доверенных лиц из третьих стран. Со времен второго срока Кучмы до бегства Януковча ТКС – это безусловный монополист украинского рынка заправки морских суден и военных кораблей, который владел бункеровочными базами в оккупированном Крыму, и базой в порту Рени. Наряду с этими ключевыми активами, самым главным бункеровочным терминалом ТКС до 2015 года был терминал по переревалке нефепродуктов в порту Южном. До 2014 года и по ныне он боле известен рынку по старому имени «Трансбункер Юг», по скольку, до ребрендинга ТКС именовалась «Трансбункер». В минувшем году, при мощности перевалки до 1 млн тонн в год, терминал ТКС в Южном обрел новых собственников из Сингапура и Гонконга. Не взирая на так называемую «продажу», терминал работал ритмично. Он перевалил 332 тыс тонн нефтепродуктов, из которых около 200 тыс тонн составлял ввоз из РФ, остальное пришлось на транзит.

Однако, заполнение всего половины мощности от проектной часто означает что на предприятии что-то не так. Опираясь на это правило, украинское агентство А95 1 апреля разместило  информацию о возможной продаже терминала российским капиталом и его партнерами. Воспользовалось правом первоапрельской шутки, А95 распространило информацию о том, что ТМС завершает переговоры о продаже своих прав с одним из глобальных лидеров мирового рынка нефтетрейдинга -- швейцарской Mercuria Energy Group Ltd (MEG).

Почему в каждой шутке есть намек на долю в истине

21-55ae38a9e9100-o_chem_govorili_yatsenyuk_i_avakov_v_dnepropetrovsПоводом для шутки было то, что весь 2015 год украинское правительство устраивало российским владельцам терминала дискомфорт, который можно было понимать как принуждение к продаже. В частности, летом 2015 года, МВД Украины во главе Арсеном Аваковым, когда-то известным нефтетрейдером, заинтересовалось нарушениями таможенного оформления транзитных нефтепродуктов, которые проходили через терминал ТКС в Южном – вероятно, тогда премьер Яценюк рекомендовать СНБО ввести эмбарго на нефтепоставки с регионов РФ еще не решался. Оборванный транзит предполагает минимум налоговых платежей, а политика Украины к российским нефтяным регионам, то это не головная боль партии премьера, и не компетенция главы правительства. До этого инцидента в Южном, еще в начале 2015 года, правоохранители осторожничали. Тогда МВД начало расследование с подозрением российской компании ТМС в занижении арендной платы за использование резервуаров и другой недвижимости Одесского отделения ФГИ в порту Южном. Эта тяжба, так и дело о прерванном транзите-2015, также не получила окончательного судебного решения. И такое вот действо, происходящее в период смены собственников терминала, выглядело как вымогательство доли в пользу третьих компаний. Например, некоторых компаний Италии...

Большая часть имущества Южненского терминала ТМС, попавшего в орбиту внимания министерства Авакова, компания арендует у государства. А именно у местного портового предприятия Администрации Морских портов Мининфраструктуры, за которой украинская пресса настойчиво видит руки Рината Ахметова и Вадима Новинского. Тут ловить, как говорят пока нечего, слишком дорого выйдет. Еще одна часть терминала ТКС используется этой компанией совместно.

Партнером договора о совместной деятельности пресса называет одесскую компанию «Терминал Стивидиринг», которая обеспечивает технические коммуникации сервис портофлота, а на рынке нефтепродуктов практически не работает. Портофлот это буксировка судов, коммуникации это трубы. Тут тоже ловить нечего. Точнее, вряд ли можно допустить факт отжима этой части активов параллельно следствию. И где тут искать справедливость? Очевидно, в факте переписывания учредительских прав в ТКС на граждан и компании КНР и Сингапура. Это -- реально «золотое дно». Правда, заграничные дела намного выше компетенции МВД и ГФС, но… полномочия, как говорится в таких случаях, дело наживное. Поговаривают, предлагая СНБО ввести общее и невыборочное нефтяное эмбарго против всех регионов РФ, премьер Яценюк грамотно разъяснил, какому украинскому ведомству целесообразно поручать контроль соблюдения внешней нефтяной блокады на импорт. Естественно, самому с точки зрения премьера, партийно-правильному ведомству, которое всего лишь пока не обладает полномочиями внешней политики и обороны. В конце концов, АТО на Донбассе, это юридически пока что внутреннее дело страны, а не внешняя проблема.

Но это все можно отнести к сплетням и интригам внутри правящей коалиции партий БПП и НФ. А суть проблемы проще -- структура активов терминала ТКС в Южном была умышленно запутана еще далеко до 2014 года. Аренда, залог, совместная деятельность. Полный букет. Плюс сложности украинского рынка бункеровки морских судов в целом, это еще тот бизнес.

Все это в сумме делало эффективность усилий следствия МВД и ГФС Украины практически невероятным делом. Хорошо, когда кто-то попутно давлению что-то отожмет. Но что именно?

Пошутив 1 апреля на счет желания именитых трейдеров Швейцарии зайти на ТКС, единственное в стране нефтяное агентство новостей А95 посеяло в обществе вопрос – а действительно ли возможен приход на нефтепродуктовый терминал в порту Южном крупных системных иностранных инвесторов, таких, как швейцарский торговый гигант MEG? Или будет перепродажа? То есть, когда сначала терминал съест у россиян местная рыба помельче, - вроде министерской тюльки – и потом у них купит это глобальный гигант.

Кто неминуемо будет у пульта развития Южного

Единственная объективная причина предположенного прихода корпорации MEG в отечественную портовую индустрию есть. Эта причина - состоявшийся в начале этого года приход в порт Южный другого мирового торгового гиганта, чикагской корпорации Cargill. Она вслед за недавно введенным в строй терминалом «Рисойл» в Черноморске, начала проект строительства зернового терминала в Южном стоимостью $104млн. Судов станет больше. Их надо будет заправлять флотским мазутом и дизелем. Значит, способность Украины заправлять зерновозы надо контролировать. А тащить на борту топливо со Стамбула до Одессы и назад, это не очень прибыльно.

Выручка американского владельца будущего украинского зернового терминала в Южном в 2015 году составила $120млрд. Каждый год выручка растет. Cargill, как и его конкуренты Bunge и Dreifus, стартует по пять-шесть аналогичных проектов в разных странах. Где-то конечно кто-то из коммерсантов в погонах пытается вклиниться в этот бизнес, пытаясь отжать заправку зерновозов для родственницы или друга шефа, или просто для авторитета поесть комаров. Такой менталитет. Но антидот против законов лягушатника в частных компаниях по типу Cargill вырабатывали столетиями. Вряд ли этой компании интересен вопрос, почему Ереван старше Чикаго, но до сих пор не Чикаго. Кто-то выступает, кто-то делает, кого-то не волнует кто и как что делает, а кого то волнует. На сегодня, погоду на мировом рынке агропродукции делают среди прочих самые крупные в Украине порты Южный и Черноморск. Они начинают входить в глобальную торговую сеть ведущей в США сугубо частной корпорации, которой больше ста лет считается Cargill.

Приход частника, а не подверженного биржевым ураганам трейдера, обещает Украине многое. Как минимум, это надолго увеличит трафик судоходства в указанных портах, и увеличит заправку судов топливом силовых установок и дизелей.

Планирующийся рост грузопотока однозначно гарантирует Украине рост услуг бункеровки судов и перевалки нефтепродуктов, иначе, инвесторы – пионеры, и зря вкладывают деньги. Рост требует быстрых расходов на дноуглубление акватории Южного, и модернизацию терминала. Такие расходы явно не под силу группе российско-сингапурско-китайских владельцев «Трансбункер-ТКС». Например, новое судно-нефтесборщик в 2015 году приобрел не бункеровочный терминал Южного, а государственный порт Южный. Это значит, что владельцы терминала ТКС будут вынуждены платить и за эти услуги. Это минус к доходам. И это плюс к цене услуг бункеровки. Вполне возможно, что к этим расходам добавятся издержки на судебные и налоговые споры, с учетом того, что часть активов кто-то хочет отжать «вплоть до эмбарго».

Словом, с учетом привязки к проекту Cargill – есть реальная возможность выкупа бункеровочного терминала в Южном швейцарским трейдером MEG. Это волне вероятный шанс. На его вероятность указывают некоторые исторические причины возможного решения MEG приобрести российские активы в Южном -- они связаны в ключевыми вехами в развитии нефтяного бизнеса этой корпорации. А вехи, это вещь клиническая не только в Москве, а и более ранних столицах.

Почему у Одессы больше нефтяных легенд чем секретов

Первая веха бизнеса якобы идущей в порт Южный MEG напрямую связана с выходцами с Украины и выводит подобную перспективу из разряда первоапрельских шуток. Основные акционеры полностью частного глобального трейдера MEG – это брокеры Marco Dunand и Daniel Jaeggi, которые в среде брокеров всех мировых бирж известны никнеймом «Бэмби и Годзилла». Партнеры начали совместный бизнес с далекого 2004 года. Тогда Марко и Дэниаель сделали первый совместный шаг -- купили в складчину кредит банка JP Morgan (ныне JP Morgan Chase) на приобретение скромной лондонской торговой компании в Польше и Украине J&S Group, с годовой выручкой около $4млрд. До этого они просто торговали отдельно.

Основателями небольшой, по лондонским меркам, англо-польской компании-нефтетрейдера J&S были бывшие одесситы, Григорий Янкелевич и Славомир Смолковский. От их инициалов и пошел бренд J&S. В середине 1990-х годов, эти торговцы смогли получить помощь со стороны тогдашнего арендатора нефтегавани Одесского морского порта, товарища Александра Жукова, и группы прочих российских товарищей. Оправдывая высокое доверие, J&S тогда смогла наработать успешную схему импорта нефти из РФ в Польшу через нефтепроводы Белоруссии. НАТО и ЕС еще не расширились на Восток, и коммерческий успех был огромен. При бывших владельцах, J&S Energy захватила более 50% поставок нефти в Польшу. В этом бизнесе заметную роль играло роль замещение поставок на Одессу -- компании Германии, купившие нефть в РФ, меняли ее отгрузку с гавани Одессы на отгрузку с границы Польши. Экономия на километрах логистики была бешеной. Поэтому, зайдя в Польшу со строительством фешенебельного Метрополитен-центра в самом сердце Варшавы, старые учредители J&S Group довели ее выручку почти до в $5млрд еще десять лет назад. Но новые швейцарские брокеры-акционеры этой компании были скромнее. Они отошли от специализации на рынке торговли только российской нефтью. И тут произошла сенсация – новые владельцы J&S Group довели продажи компании с $5 млрд в известном Украине 2005 году до $98 млрд в 2012 году, и $112 млрд в 2013 году. И потом, подняв стоимость бизнеса партнеров «товарища Жукова» в десяток раз и более, «Бэмби и Годзилла» решили в 2013 году сменить название своего частного предприятия. J&S Group стала именоватся Mercuria Energy Group.

«Меркурья», это греческий бог торговли на иной, северный манер. Явно не манер Москвы, на землях которой, как стало известно в последние годы, во времена Греции и древних городов по Днепру жили исключительно арии, гиперборейцы, и комиссары Атлантиды. Медиа РФ ныне дает массу вариантов, как они выполняли задачи исключительно свыше, и потому успели построить как-то мало морских портов внизу.

«Меркурья» между Украиной и РФ

aquaСледующий этап роста ныне якобы претендующей на терминал в Южном роста компании MEG был уже не косвенно, а напрямую связан с Украиной. В 2014 году, когда Украину потрясло очередное восстание, корпорация MEG потратила $3,5 млрд на покупку у банка J.P.MorganChase его сырьевого дивизиона, компании MorganStanley (MS), на который до очередного украино-российского кризиса претендовал только один покупатель -- российская «Роснефть». Случился кризис, и она отпала. Для кого-то это стало сюрпризом.

Внезапная покупка MS вместо «Роснефти», это была вторая по счету дорогостоящая покупка частных хозяев MEG после го, как они осуществили стартовый выкуп польского нефтеторгового бизнеса у Янкелевича и Смолковского. Хотя…«Роснефть» надеялась до последнего. С 2010-2011 годов она была главным претендентом на покупку нефтеторгового дивизиона банка J.P.MorganChase. Официально «Роснефть» расчитывала купить MorganStanleу в 2014 году за цену коло $400 млн при выручке этой компании в том же году на сумму $37 млрд. Разница в таких декларациях цены покупки вызывала смех, и много вопросов на рынке. Но только не у тех, кто знал украино-российские нюансы того времени. .

Российское политическое руководство во главе с Путиным и бизнес-кооперативом «Оо-Зеро» реально и свято верило в вероятность этой несостоявшейся покупки. И если верить российской прессе, искренне расценивало сделку как символ соединения Москвы с цивилизованным миром. Но сделка со странными параметрами $700 млн за $37 млрд как-то внезапно сорвалась. Формально – по причине поддержки США, Канадой и ЕС сопротивления, которое оказала Украина против российской военно-террористической агрессии и вариантов «мира и одиннарод». Как известно, эта поддержка приняла форму ввода санкций против ряда российских компаний и менеджеров, в том числе, - против «Роснефти» и ее руководителя Игоря Сечина.

Санкции и запрет на продажу россиянам компании MorganStanley правительствами США и Канады привел к парадоксу - он состоял в том, что основанная когда-то российско-польскими нефтетрейдерами компания MEG в результате 10-летней реформы своего бизнеса, проведенной новыми швейцарскими акционерами, стала во много крат богаче. Компания смогла внести существенные коррективы в громко лопнувшую перспективу альянса «Роснефть»- банк J.P.MorganChase. Это достижение швейцарских «Бэмби и Годзиллы» имеет бешеную популярность в биржевых блогах и прессе. Эти источники свидетельствуют, что наряду с MEG, свои предложения банку J.P.MorganChase после начала санкций против РФ делали крупнейшие в США инвестиционнные брокеры. В частности, -- Macquarie Group, и активно работающая в Украине Blackstone Group, сырьевое подразделение которой по итогам прошлого года вошла в пятерку ведущих импортеров газа в Украину «по реверсу». Но предложение швейцарской MEG взяло верх….

После покупки MS, швейцарский трейдер MEG нарастил объем ежесуточной торговли нефтью до объема более чем 1,5 млн баррелей с объема 1,2 млн баррелей в позапрошлом 2014 году. В результате в 2015 году, Mercuria при годовой выручке в $106 млрд., смогла продвинутся в первой лиге мировых трейдеров. Она потеснила японские компании, и заняла место №5 в глобальном рейтинге нефтяных компаний-брокеров после компаний GlencoreXtarta, Trafigura, Vitol и Gunvor.

Зачем большим трейдерам маленький Южный

2b5886a6af7ffe0890f131c7646b1472_LПока что, покупка MorganStanley выглядит самым крупным приобретением активов за всю историю MEG, и эта покупка стала возможной только благодаря Украине -- если бы не было санкций в поддержку нашей страны, или эти санкции имели бы формальный и символический характер, тогда бы «Роснефть» была обязана выполнит ранее взятые на себя обещания самостоятельно выйти на мировой биржевой рынок, реализуя ранее достигнутые соглашения о покупке американского брокера.

Без санкций против РФ, темпы роста MEG были бы намного меньше. Исходя из этого, вполне возможно, что MEG в случае отмены или смягчения санкций против РФ, рассчитывает в будущем предлагать «Роснефти» или ее правопреемникам те активы, которые были интересны ранее. Подобная перспектива вполне может заставить швейцарскую компанию войти в ряд претендентов на «бункеровочный сегмент» проекта Cargill в порту Южном.

Если MEG решится взять в свои руки бункеровочный сегмент перевалочных проектов Cargill или других аграрных гигантов в Украине, то она сможет продать нужному покупателю этот актив в наиболее подходящий момент – ведь это просто трейдер.

Несколько лет назад, например, MEG удачно воспользовалась конъюнктурой и ростом интереса китайских нефтекомпаний к сектору логистики стран ЕС. Тогда чтобы потеснить конкурентных брокеров с балтийского рынка, MEG тогда продала китайской госкомпании Sinopec 50% акций дочерней компании Vesta Terminal, Эстония. Надежды оффшоров с капиталами российского происхождения на эту покупку тогда оказались тщетными.

16473056_1284180388327699_5636815991953842930_n
Андрей Старостин Журналист