20 сентябрь 2019, Пятница, 06:24

взятка декларация ДТП в Харькове задержание в Иванковичах Мошенничество туроператоров НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

Микола Стоянов: «Бажання повертатись до прокуратури немає. Піду у політику»

11 июля 2016г.

У Одеському окружному адмінсуді розпочався розгляд позову прокурора Одеської області Миколи Стоянова (2016 рік) про визнання незаконним наказу керівника Генпрокуратури щодо його звільнення за люстрацією.

Як повідомляє «Укрінформ», «адвокат Стоянова просить суд визнати наказ про звільнення облпрокурора недійсним і поновити його на посаді. Підставою для цього, на думку захисника, є ухвала Вищого адміністративного суду України від 18 травня 2016 року. Крім того, Стоянов висунув клопотання включити чинного прокурора Одеської області Олега Жученка як третю сторону в адміністративній справі без самостійних вимог на стороні відповідача. Суд це клопотання задовольнив, запевнивши, що направить Жученку запрошення на наступне судове засідання».

Напередодні судового засідання «Резонансу» вдалось поспілкуватись із Миколою Стояновим. У бліц-режимі, буквально на ходу … Навмисно не перекладала його відповіді українською, щоб не втратити одеський колорит розмови.

«Резонанс»: Миколо Степановичу, Ви маєте намір повернутись до прокуратури Одеської області?

Микола Стоянов: Нет. В том составе и состоянии, в котором ныне находятся органы прокуратуры  … у меня нет желания туда возвращаться. Я хочу работать, а не прислуживать. Я хочу исполнять нормы и требования Закона, а не чью-то волю или указания. Я прокурор, а не клоун в погонах.

«Резонанс»: Конституційний суд України поки не наважується оприлюднити свого рішення щодо конституційності закону про очищення влади. А як Ви його оцінюєтє?

Микола Стоянов: Закон о люстрации считаю антиконституционным. Он направлен против определенной категории людей, что неприемлемо у ни в одной цивилизованной стране. В Европе, в частности в Европейском суде по правам человека, признают только индивидуальную ответственность - совершил преступление, отвечай за него. А не так, как в Украине - всех гамузом, кто работал при преступном режиме Януковича. К слову, он пока судом еще не признан преступным, бандитским. Пока это лишь лозунги, а не юридический факт. А уже полстраны записали в прислужники режима. Объясните мне, как я, будучи прокурором Николаевской области, мог содействовать узурпации власти? Может, это я голосовал в Конституционном суде Украины за изменения к Основному закону? Иной вопрос, почему народные депутаты, имея соответствующие полномочия, не обратились в то время в Конституционный суд? Почему ни один из парламентариев тогда не подал ни одного заявления о преступлении судей КСУ в ту же прокуратуру?

А теперь мои конституционные права перечеркнули одним законом «Об очищении власти». Если Янукович украл миллиарды, то при чем здесь Стоянов? Он что - поделился со мной?!

После Револиции достоинства я и мои близкие верили, что в стране действительно произойдут изменения. Да, я помогал Майдану - и продуктами, и деньгами. Я и АТО помогаю: недавно отправил туда партию бронижилетов, бронированный джип … Только я не пиарюсь на этом, как некоторые из тех, кто поливает меня грязью.

«Резонанс»: В органах прокуратури Вас поновило вже нове керівництво ГПУ весною 2014-ого?

Микола Стоянов: После трагических событий в Одессе был сперва уволен начальник областной милиции, а затем и прокурор. И меня назначили на должность прокурора Одесской области 22 мая 2014-ого.

Откровенно говоря, особой радости я не испытывал.  Понимал, что после президентских выборов еще будут кадровые изменения. Одесса, традиционно интересна «товарищам из Киева», поэтому будут назначать своих, проверенных. Тех, кто участвует в «договорнячках».

Могу уверенно сказать, за те полтора месяца работы в прокуратуре области - ничем себя не скомпрометировал.

Работал. Возбудил уголовное производство о нефтепродуктах Курченко на 2 млрд гривень.

Были десятки иных резонансных дел. При мне прокуратура внесла судебный иск по одесскому аэропорту на 1, 6 млрд гривень.

После моего увольнения в 2014-ом прокуратура это дело проиграла. Не хочу давать оценку тем нерадивым работникам, время все расставит по своим местам… и люди.

«Резонанс»: А як відбувалось тоді Ваше звільнення?

Микола Стоянов: Меня вызвали в Генеральную прокуратуру Украины и заместитель Яремы - Анатолий Даниленко предложил мне написать рапорт об увольнении. Я поинтересовался причиной такого решения. Может, я преступление совершил и по мне есть материалы? Ответил - нет, но надо уйти. Мол, такая команда поступила сверху …

«Резонанс»: Часом, не з «патронатной служби» ГПУ ?!

Микола Стоянов: (Сміється) … Ну, не знаю … Тем не менее Даниленко я ответил, что работаю всего полтора месяца, хотя по Конституции Украины срок моих полномочий пять лет. Основания для увольнения прокурора четко прописаны в законодательстве: по состоянию здоровью, по собственному желанию, в связи со смертью, по приговору суда и т.д. Ни под один из законных критериев для увольнения я не подпадал, поэтому и отказался.

Это не стало моим первым увольнением из органов прокуратуры. В 2004-ом меня уже увольнял Геннадий Васильев. Для него я оказался неугодным, поскольку не был в его команде, он меня не знал.

Я ушел. Через полтора года меня восстановили и я проработал еще шесть с половиной лет. Потом меня уволил также донецкий Виктор Пшонка. Сказали, что такую команду дал президент. А ему на меня пожаловался глава ОГА, мол, Стоянов не управляемый. А что я должен быть ручным прокурором и по совместительству помощником губернатора области? Я служу Закону, а не отдельному губернатору…

Меня перевели заместителем прокурора Киевской области, мне тогда до пенсии не хватало полтора года выслуги. Но пришлось и оттуда уйти из-за событий, связанных с Вышгородской администрацией. Я возбудил уголовное дело и санкционировал обыски в райадминистрации и мэрии, где были изъяты документы по Межигорью.

В 2014-ом я восстановился, но, как оказалось, всего на полтора месяца. Видно, государству не нужны те масштабные дела и иски, которые лично я иннициировал. И меня опять «ушли».

Восстановился я через суд. Еще около года понадобилось Генпрокуратуре на исполнение судебного решения.

Проработал я две недели. Если это можна так назвать, поскольку на рабочем месте был всего два дня. Все остальное время меня запугивали, пикитировали, угрожали. Я не знаю ни одной европейской страны, где губернатор и его заместитель безнаказанно призывают людей к силовым акциям и блокируют прокуратуру. Похоже, у нас демократию и закон перепутали с махновщиной и анархией.

Результат - на лицо. Тот же колоссальный рост преступности в Одесской области на уровне 90-х. Такую оценку ситуации в регионе дал Юрий Луценко? Но если прокуратура области все это время бездействовала, кто-то должен за это ответить?! Из тех, кто воглавлял прокуратуру и бездействовал, то есть допустил служебную халатность. Никто не отменял 367 статью Уголовного кодекса Украины.

«Резонанс»: І останнє дещо банальне запитання щодо планів на майбутнє?

Микола Стоянов: Пока бизнес, семья, дети. Благотворительность, правозащитная деятельность. Пойду в политику, есть одна достойная патриотическая партия… Прокуратура для меня - это уже история.

Олена Мельник Журналіст, юрист, Резонанс