20 сентябрь 2019, Пятница, 06:08

взятка декларация ДТП в Харькове задержание в Иванковичах Мошенничество туроператоров НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

Лом в «тени»

1 июня 2017г.
0

Игорь Воронцов, для Резонанса

Ломозаготовка в Украине была и остается до предела криминализированным видом бизнеса. Его легализация стопорится коррумпированными чиновниками и депутатами, заинтересованными в сохранении status quo. Государство в результате несет серьезные экономические потери. Да и для граждан от этого множество неудобств, начиная от риска провалиться в канализационный люк, с которого шустрые ломозаготовители успели снять крышку.

Криминальная заготовка

Бум криминальной ломозаготовки пришелся на 1990-е. Тогда пункты приема в гаражах плодились, как грибы после дождя и туда местные алкоголики, наркоманы и бомжи тащили все, что попадется под руку: канализационные люки, могильные оградки и т.д. В 2000-х проблема несколько поутратила остроту, но все равно никуда не делалась. Это аспект проблемы на бытовом уровне.

Но есть еще и криминальная ломозаготовка в промышленных масштабах: вырезка и сдача в лом оборудования простаивающих предприятий. Из наиболее ярких примеров последних лет можно вспомнить историю с Запорожским алюминиевым комбинатом (ЗАлК). Это предприятие, принадлежавшее холдингу "Русский алюминий", было полностью остановлено в апреле 2011 г. из-за падения мировых цен на алюминий, сделавшего убыточным его выплавку в Запорожье. С тех пор ценовая ситуация не улучшилась и комбинат по решению его теперь уже бывших владельцев "пошел под нож".

В первую очередь распилили глиноземный цех: пригодное для производства глинозема оборудование вырезали и вывезли на Николаевский глиноземный завод, так же принадлежащий "Русалу". В частности, стальные резервуары под глинозем в объеме 54 тыс. м3. Остальное за ненадобностью пошло в пункты приема лома, еще примерно 13 тыс. м3. Срезаны были и медные спуски – порядка 38 т. меди. Никакой реакции со стороны силовых органов тогда не последовало. Поэтому постепенно очередь дошла и до остальных цехов. В итоге от одного из крупнейших в Украине предприятий цветной металлургии, как от козленка из мультфильма, остались "рожки да ножки".

Только после этого силовики внезапно "прозрели". Уголовное производство по факту незаконного демонтажа оборудования было открыто в июле 2015 г. запорожским областным управлением СБУ. А его сотрудники даже сумели обнаружить на складах в соседней Днепропетровской обл. часть ЗАлКовского металла, около 2,5 тыс. т., и предотвратить его переплавку. Стоит особо отметить: оборудование было распилено и вывезено с предприятия не за один день и даже не за один месяц. По данным следствия, только в период с декабря 2014 по июнь 2015 г., было вывезено металла более чем на 100 млн грн. И о том, что комбинат начали резать на металл, неоднократно писали местные СМИ.

Тем не менее, реакция так называемых "правоохранительных органов" последовала только после того, как спасать, по сути, уже было нечего. Подобная неповоротливость выглядит более чем подозрительно. Еще одна значительная сфера хищений металла в промышленных масштабах – железнодорожный транспорт. Рельсы, накладки, подкладки и костыли, во-первых, списываются при капремонте путей, как магистральных, так и промышленных, ведущих к отдельным предприятиям. Так, в феврале 2016 г. СБУ выявила на черкасском филиале Одесской железной дороги систематические списания с баланса качественных рельсов под видом непригодных – более чем на 2 млн грн. В мае текущего года СБУ обнаружила незаконный демонтаж свыше 1 км рельсов на ГП "Донецкая железная дорога".

Во-вторых, железнодорожные пути элементарно разбираются по ночам местными жителями. В мае т.г. злоумышленники сняли 14 соединительных накладок вместе со стыковыми болтами на 13 км перегона "Шепетовка–Подольская–Изяслав" – свыше 450 кг металла. А в Черкасской обл. в октябре 2011 г. на участке "Белозерье-Ирдынь" за ночь группа безработных успела разобрать 1 км рельсов – своеобразные рекорд.

Для предприятий подобные вещи чреваты только экономическими потерями: задержки с отправлением/получением грузов, простой вагонов, затраты на восстановление путей. На магистральных же участках подобные "шалости" могут привести и к человеческим жертвам в случае схода и опрокидывания вагонов пассажирских поездов. Тем не менее, несмотря на всю серьезность проблемы, камер видеонаблюдения на украинских ж.-д. магистралях как не было, так и нет. И неизвестно, когда появится: руководство "Укрзализницы" постоянно жалуется на нехватку денег для инвестиционных программ.

Страдают от криминальной ломозаготовки и украинские энергетики. Наиболее резонансный случай имел место в конце января 2012 г., когда в Запорожской обл. преступники… срезали стальную опору магистральной линии электропередач от Запорожской АЭС. Это привело к аварийному отключению ЗАЭС и Южно-Украинской АЭС от объединенной энергосистемы Украины, которая в результате тоже запросто могла выйти из строя.

В Ивано-Франковской обл. в январе-марте нынешнего года охотники за ломом срезали 2 опоры магистральной ЛЭП. Причем надо понимать, что это, во-первых, невозможно сделать с помощью обычной ножовки по металлу, требуется довольно серьезное оборудование. И автотранспорт с подъемной техникой: поскольку на своей спине срезанные стальные профили не утащишь. Тем не менее, все это было проделано местными жителями беспрепятственно.

Потому как очень маловероятно, что резать опору ЛЭП на карпатскую полонину приехали какие-то заезжие гастролеры из Львова или из Сум. Ну и о таких "мелочах", как вывоз радиоактивного металла из закрытой зоны Чернобыльской АЭС – можно даже не упоминать, это само собой.

Болезни сбыта

Неудивительно, с учетом приведенной выше специфики металлоломного бизнеса, что степень его криминализации значительно выше 50%. А "тенизация" приближается к абсолютной. Поэтому и с экспортом лома происходят довольно странные вещи. До сентября 2015 г. он лицензировался правительством Украины и заместитель министра экономического развития и торговли Максим Нефедов неоднократно отмечал непрозрачность этого процесса.

По его словам, лицензии получали подставные фирмы, которые в последующем перепродавали полученное право на экспорт неизвестным третьим лицам. Сами фирмы также имели признаки фиктивности. "Поэтому кто в действительности стоит за поставками той или иной партии лома – невозможно было выяснить", - подчеркивал М.Нефедов. В свою очередь, СБУ указывала, что для проверки фирм, подавших заявку, требуется гораздо больше времени, чем те 2 дня, в течение которых межведомственная комиссия во главе с Минэкономторгом определялась с решением о выдаче экспортной лицензии.

В этих условиях правительство с подачи М.Нефедова вместо того, чтобы усилить контроль над сферой ломозаготовки и его экспорта и наконец навести здесь порядок, поступило с точностью до наоборот – отменило лицензирование экспорта, полностью пустив процесс на самотек. Сделано это было под лозунгом необходимости дерегуляции бизнеса. "Мы хотим сделать вмешательство в работу бизнеса минимальным", - пояснял замглавы Минэкономторга. Разумеется, сами участники ломоэкспорта только аплодировали такому нелогичному ходу со стороны властей: теперь снимались все барьеры в виде квот и лицензий, вывози, сколько хочешь.

Заинтересованность владельцев металлоломного бизнеса в экспорте связана с тем, что продать лом в Турции за доллары можно гораздо дороже, чем украинским покупателям, металлургическим заводам. Те из-за обвала курса гривны не могут предложить заготовителям столько же, сколько дают турецкие конкуренты. Но если исходить из того, что правительство Украины является защитником украинских государственных интересов, в т.ч. и в экономике, единственно возможной позицией представлялось сохранение существовавших ограничений на экспорт лома – как это делают в других странах, например, в Казахстане.

Заместитель главы комитета Верховной Рады по вопросам верховентсва права Дмитрий Шпенов тогда заподозрил в инициативе М.Нефедова коррупционный подтекст и обратился по данному вопросу в Генеральную прокуратуру Украины. Однако там не отреагировали на депутатский запрос. И в итоге все осталось как есть: квотирование и лицензирование отменены, единственным сдерживающим фактором остается пошлина на экспорт лома, но срок ее действия скоро заканчивается. Можно не сомневаться, что если она не будет продлена, нас ожидает новый всплеск хищений металла в бытовых и промышленных масштабах.

Между тем министерство финансов и Государственная фискальная служба Украины ранее неоднократно предлагали сделать оплату за ломосдачу исключительно в безналичной форме. Когда человеку, принесшему в приемный пункт ржавую трубу или приехавшему с машиной таких труб, деньги перечисляются строго на банковскую карточку. Таким образом легко и просто убиваются сразу два зайца. С одной стороны, решается вопрос наполнения региональных бюджетов – поскольку при безналичной оплате с ломозаготовителей будет в автоматическом режиме высчитываться подоходный налог. А так по итогам 2014 г., к примеру, ломозаготовители по всей Украине заплатили в бюджеты… аж 65 тыс. грн., сдав в приемные пункты примерно 4,5 млн т. лома.

С другой стороны, удастся если не полностью победить, то хотя бы минимизировать криминальную ломозаготовку. Поскольку если все расчеты делаются через банк, полиции не составит труда отследить, кто является получателем платежа за несколько свежеснятых канализационных люков на соседней улице. Казалось бы, какие еще нужны аргументы для Кабинета министров Украины и Верховной Рады, чтобы наконец-то принять необходимые изменения в законодательство относительно упорядочивания платежей в сфере ломозаготовки и ее декриминализации? Однако "маємо шо маємо": металлоломный бизнес продолжает оставаться в "тени", обильно подпитывая коррупцию на всех уровнях власти.