» Борьба с коррупцией или консервный нож неолиберализма

06 лютий 2023, Понеділок, 12:20

Борьба с коррупцией или консервный нож неолиберализма

1 Лютого 2021г.
0
14-7

Алексей Бебель

Чуть больше ста лет назад наша страна столкнулась с системой, именующей себя демократией, проповедовавшей неслыханные свободы, но в реальности бывшей редкой концентрацией тоталитаризма, закабалившего на долгие десятилетия многие народы и государства.

По истечению этих ста лет перед всем миром теперь уже в полный рост встала новая угроза порабощения, которая называется неолиберлизмом, но даже само это название есть формой сокрытия истинной сущности. Идеи неолибералов не имеют ничего общего с либерализмом. Это большевизм, только в новом издании.

Давайте попробуем сравнить заявленные цели и реальные действия.

Большевизм проповедовал равенство и говорил об освобождении от эксплуатации. На деле он ввёл такую сегрегацию и эксплуатацию, которые можно отыскать разве что в очень давних восточных деспотиях.

Он говорил о свободе, но начал с запрета книг, идей, заключению и казням только лишь за попытки высказывать альтернативные точки зрения, не говоря уже о возможности провести митинг или выйти на забастовку.

Большевизм создал на подконтрольной территории зону тотальной культурной гегемонии. Причём даже свою официальную философия («учение») – марксизм, выхолостили, опошлили и превратили в квазирелигиозные святцы так называемого марксизма-ленинизма, имевшего отношение к науке ещё меньшее чем схоластика в средневековых университетах.

При этом настоящий большевизм в период его наивысшего подъёма ставил своей задачей создание «всемирной республики советов», используя для этого все средства начиная от «революционной» войны, и заканчивая поддержкой национально-освободительных движений.

Только их он использовал как консервный нож для вскрытия границ государств, смены там правительств и установления диктатуры. После этого любые формы национальной самостоятельности запрещались, возводились в ранг реакционных учений, а их сторонники нещадно уничтожались или подавлялись.

Теперь трезво взглянем на то, что именуется неолиберализмом.

Большевизм провозгласил, что он борется за освобождение трудящихся, но реально ставка была сделана как раз не на них, а на тех, кто готов поддерживать режим, получая от него различные блага. Как раз настоящий пролетариат (в марксистской концепции) зачастую был против большевиков, как это произошло с рабочими Ижевского и Воткинского заводов, составивших одни из самых мотивированных частей Белой армии и сражавшихся до конца 1922 года, а потом ушедших в эмиграцию. Тоже самое касается трудового крестьянства. В Украине 1919 – 1930 годов примеров борьбы крестьян против большевиков множество.

Опорой большевизма было меньшинство, и неолиберализм также делает ставку на него. Главное – навязать стереотип вины большинству и заставить его согласиться на фактическое самоограничение своих прав и возможностей.

Более того, такое большинство должно отречься от своего прошлого и погрузиться в мир новой культурной гегемонии, где одинаковую ценность имеют скульптуры Фидия и каменные орудия первобытного племени, картины мастеров Возрождения и размазанная по забору краска. Точнее второе возможно, наоборот, имеет большую ценность, поскольку отображает созданный культурологический мейнстрим.

В профессиональной же среде, как и в большевизме, ставка делается преимущественно на профессиональный дилетантизм и профанизацию.

Вспомним истории советских управленцев первого тридцатилетия. В большинстве своём лица без образования, без специальных знаний, которых ставили исключительно на руководящие высшие должности, или же на среднее звено, но также в руководство.

Они полностью зависели от своих руководителей, поскольку реально не были никому нужны просто из-за отсутствия образования, знаний и профессиональных навыков. Но именно это было самым ценным в них.

Только такие люди, которые сегодня орудуют в застенках НКВД, назавтра – командуют лесной промышленностью, а послезавтра – управляют сельским хозяйством ни имея ни малейшего представления о юриспруденции, лесном и сельском хозяйствах, могут беспрекословно исполнять самые невероятные команды.

Аналогичный кадровый подбор применяется и неолибералами. Только в этом случае человек может иметь даже какое-то образование, но не проходя никаких ступеней карьерного роста, не имея представления о реальных механизмах работы, назначается на высокую должность с большим доходом.

Главное, чтобы он входил в пул новой номенклатуры, воспитанной в лоне многочисленных некоммерческих организаций, а также чётко следовал установкам верхушки.

Одновременно защита культурной гегемонии неолибералов сходна действиям большевиков, но учитывая опыт предыдущего столетия намного изобретательнее и тоньше.

Неолиберальная гегемония создала культуру фейков, натяжек и умолчаний. Причём интернациональную.

Возьму как пример книгу живущего в США известного писателя Александра Гениса «Кожа времени. Книга перемен».

В эссе «Деньги: дикие и домашние» есть такой пассаж: «С ненормальными – всё по-другому. Власть, дорвавшаяся до денег, часто наделяет их ритуальным значением.

- Зачем, – спросим мы, – Януковичу золотой батон?

- За тем же, – ответят нам, – зачем его подельнику понадобилась золотая лопата».

Прекрасно отдаю отчёт в том, что делалось во времена «позднего» Виктора Януковича и его окружения. Не общаюсь с Ренатом Кузьминым. Потому постараюсь разобрать этот небольшой кусочек максимально объективно.

С самого начала выходит, что правили Украиной тогда люди ненормальные и помешанные на деньгах (в отличии от порядочных и хороших демократов либералов).

Далее история про золотой батон. Книга издана в 2020 году. К этому времени уже все знают, что тот (исчезнувший в чьих чистых руках?) «золотой» батон, был сувениром, окрашенным под золото.

Теперь «золотая лопата».

Итак, демократ и либерал Александр Генис употребляет слово «подельник». Однако же речь идёт о бывшем первом заместителе Генерального прокурора Украины, а ныне – народном депутате Украины Ренате Кузьмине.

Простите, а какой он «подельник»? Он что, с Виктором Януковичем вместе по одному уголовному производству привлекается? Нет.

Ренат Кузьмин не подозреваемый, не обвиняемый. Он – народный депутат Украины.

Теперь о «золотой лопате». Рождён этот фейк бывшими сотрудниками Генеральной прокуратуры Украины, которые «слили» журналистам материалы обыска и опубликовали в сети фото «золотой» лопаты, которая на самом деле есть обычным сувениром из латуни.

При этому тогдашний пресс-секретарь Генеральной прокуратуры Украины Лариса Сарган, выставив на своей странице эту «золотую» лопату и снабдив эту «новость» соответствующим комментарием, по сути, совершила поступок, которому можно давать оценку и в криминально-правовой плоскости.

Объясню не для юристов. Нельзя публиковать и разглашать сведения личного характера, не касающиеся вопроса уголовного преследования, особенно если такой предмет не изымался в ходе обыска.

Тем более, что это уголовное производство, как незаконное давно уже закрыто, а фейк о «золотой лопате» всё ещё продуцируется и бродит по миру.

Но вот как раз этот пример есть наглядным для того, чтобы перейти к основной теме этой статьи, а именно к всемирной борьбе с коррупцией.

Если, как я уже упоминал, большевики применяли для создания подконтрольных режимов так называемую «пролетарскую революцию» и поддерживали национально-освободительные движения, то неолибералы осознали, что это путь сейчас применим в ограниченном виде.

Поэтому избрана очень умная и безотказно действующая стратегия «борьба с коррупцией». Она и стала новым консервным ножом, с помощью которого вскрываются границы суверенитета, а затем содержимое властной вертикали государства заполняется нужными неолибералам людьми.

Начнём из так называемых индексов коррупции, открытости экономики и тому подобных виртуальных показателей, непойми кем составляемых и на основании каких данных.

Обычно, заметьте, пишут в предисловиях очень так размыто. Мол опросили инвесторов (каких, сколько, в какие отрасли вносили инвестиции – всё это покрыто мраком), или бизнесменов (опять же каких), получили отчёты от некоммерческих организаций (можно только представить себе этот уровень – насмотрелся) и так далее.

Конечно, вверху таких списков как правило страны, которые действительно имеют практически нулевую теневую экономику, коррупцию и другие негативные явления. Кто будет спорить, что в Новой Зеландии, Финляндии или Дании дела обстоят хорошо? Зато потом можно двигать кого хочешь и куда хочешь. Главное, чтобы это ложилось в запрос неолиберальной верхушки.

Однако тут возникает ещё один неочевидный фактор, который стоит рассмотреть вместе с программой «борьба с коррупцией».

Много десятилетий усиливается борьба с отмыванием денег, добытых преступным путём. И с необходимостью такой борьбы, как и с антикоррупционной деятельностью никто спорить не сможет. Но как происходило это движение? Сперва боролись с отмыванием доходов от наркоторговли. Всё было понятно.

Потом присоединился контроль за противодействием финансированию терроризма, а также получению доходов от незаконной торговле оружием. Тоже нормально.

А вот затем возник вопрос об доходах, укрытых от налогов. Вот тут стало интересно.

Я не говорю, что уклоняться от уплаты налогов – это правильно. Но есть тут один пунктик, который не так прост, как кажется.

Понятно, когда в стране работает большинство населения, то содержание небольшой прослойки людей, которые получают помощь по безработице, пенсии по инвалидности, пособие сирот и так далее – святая их обязанность. Тем более, что за счёт налогов содержаться армия, суды, полиция, органы прокуратуры, юстиции, школы, детские дома, университеты.

Однако совершенно другое дело, когда исподволь создаётся целый слой неработающих людей, поколениями живущих на государственные пособия. Причём эмигрантов из других стран также снабжают такими же пособиями, а потом и гражданством, но они далеко не всегда начинают работать.

В таких случаях количество работающих людей начинает безусловно сокращаться. Просто потому, что сокращается рождаемость. Но неработающий сектор увеличивается. Значит он становиться основной электоральной базой. Плюс бюрократия и связанные с ней многочисленные некоммерческие организации.

Бюрократия понимает, что её благополучие прямо связанно с тем, проголосуют ли за них, а потому продолжает увеличивать социальный сектор и тем самым дальше находиться у власти. Увеличивая постепенно налоги.

И когда они достигают 50% или ещё лучше 70% от дохода, то любой здравый человек начинает искать куда переехать или даже сменить гражданство.

В Украине же ситуация чуть другая. Но итог примерно тот же.

У нас давно доходы от прямых налогов намного меньше, чем от косвенных. Это говорит о том, что уплата налога на прибыль, то есть тех денег, которые должны платить корпорации – минимальна. Таким образом основные доходы приносит НДС и акциз, то есть платит потребитель.

Следовательно, у неолибералов есть один путь. Максимально контролировать оборот денег, чтобы именно они определяли кто должен получать доходы и в каком размере, а кто нет.

И тогда нужные, послушные будут поставлены на должности с высоким заработком и называться честными реформаторами, а врагам – им закон и даже его попрание.

Мы привыкли, что слово «коррупция» кружит вокруг Украины, а потому думаем, что это наша проблема. Как бы не так.

Почитайте доклады международных и европейских организаций за минувшие четыре года.

Например, в 2018 году был опубликован доклад, в котором утверждалось, что в Венгрии и Турции коррупция набирает обороты, а США исключили из списка 20-ти самых не коррумпированных стран. Но то ж, как мы понимаем, было при Трампе! Теперь ситуацию, уверен, поправят!

С Венгрией и Турцией также для меня всё понятно. Учитывая позицию Эрдогана в тот момент по ряду вопросов, а также продолжающуюся борьбу Венгрии против иностранного влияния.

Кроме того, рекомендовал бы почитать доклады, касающиеся Польши. Там тоже много о разочаровании, неисполнении рекомендаций и так далее. Но Польша также пытается отстаивать свои права и максимально сохранять право на суверенитет.

При всём этом у нас на слуху ряд стран, где в отношении высших руководителей, как прошлых, так и нынешних, возникают коррупционные скандалы, в том числе заканчивающиеся судом, но никаких заявлений об обеспокоенности мы не услышим. Как и заявлений о применении чрезмерного насилия к протестующим.

Их правоохранительная и судебная системы будут оценены как в целом соответствующие ценностям. Просто в этих странах при власти находятся те, кто принял неолиберальные правила.

А потому можно ездить в никому не нужные загранпоездки с целью «исследования», писать дорогие аналитические записки ни о чём, покупать на подставных лиц и родственников акции. Много чего можно.

Да, дворцами и огромными яхтами обзавестись чиновникам и обслуге из некоммерческих организаций будет невозможно, или очень непросто. Но на безбедную жизнь вполне хватит.

Тем более можно будет вообще попасть в какой-нибудь орган в далёкой бедной стране (а может и не в один) и получать неплохие деньги за пребывание, например, в наблюдательном совете.

Или предусмотреть в такой далёкой и бедной стране, что все закупки должны делаться открыто, а вот (пофантазируем) лекарства (или вакцины) нужно покупать у специализированных организаций (например, иностранных) по правилам, установленным этими же организациями.

Или (снова фантазируем) предоставить государственному органу кредит или грант, но обязательно установить правила его обслуживания, закрепив за этим хороших знакомых. Работа непыльная, деньги идут. А кредит? Так его народ и отдаст.

Но стоит только руководству страны (особенно маленькой и бедной) попробовать отойти от установленных правил, как они вмиг превращаются в коррупционеров, а то и хуже. Одним словом, высокие отношения как у председателя домкома в «Бриллиантовой руке» с жильцами дома: «А если не будут брать – отключим газ!», то есть санкции введём, и протесты будут правильными, и вся пресса наброситься. Мы такое, кажется, уже проходили.

Однако с коррупцией необходимо бороться. Для нашей страны это критический вопрос. Только вот теми рекомендациями, которые нам дают, её не побороть. Можно только в рейтингах продвинуться, но от того лучше мы жить не станем.

Изменять нужно многое. От системы назначений до прекращения вакханалии люстраций, аттестаций, реорганизаций, сокращений. Выбрасывать профессиональные кадры и ставить на ключевые должности лиц, у которых в прошлом только учёба и консультирование.

Но если касаться специализированных органов, то тут я считаю нужно сосредоточился на борьбе с коррупцией на самой вершине властной пирамиды.

Национальное антикоррупционное бюро Украины должно в своих полномочиях проведения расследования сужено именно до чиновников исключительно государственного уровня. Начиная с Президента Украины и заканчивая не менее чем заместителем главы центрального органа исполнительной власти, а также народных депутатов Украины.

Только в этом случае оно станет по настоящему эффективным, и его работа будет очевидно наглядной.

Руководителя НАБУ назначать исключительно конституционным большинством парламента.

Точно также предусмотреть возможность его увольнения в случае объявления ему Верховной Радой Украины недоверия.

Высший антикоррупционный суд Украины. Его создание не только, по моему убеждению, выходит за рамки Конституции Украины, но и по сути своей нельзя конструировать для какого-либо органа систему в себе. С отдельными прокурорами и судами.

Кроме того, необходимо прекратить создавать при правоохранительных органах, и в первую очередь – при НАБУ, наблюдательные советы из общественных организаций.

И самое главное – Боже сохрани начать руководствоваться указивками послов G7 по реформированию судебной системы, а тем более – рекомендациями бродячих активистов.

Также для начала уверен следовало бы запретить госорганам и учреждениям получать гранты от иностранных фондов, банков и прочих международных институтов.

Если они хотят предоставить помощь, то пусть отберут сами себе подрядчика и строят, развивают, консультируют, но не вмешивают в этот процесс государство.

Нужно пересмотреть практику поездок государственных чиновников и руководителей государственных корпораций за иностранный счёт за границу. И вообще поездок туда этой категории лиц. Не нужно превращать работу в турпоездки.

И руководствоваться исключительно национальными интересами, не боясь поставить на место тех, кто подыгрывает иностранным корпорациям и иностранному лобби вообще. Не помогает налаживать связи, устанавливать контакты, а именно проводит их линию. Особенно если у такого человека очевидно иностранный паспорт, а раз так, то и служит он, весьма вероятно, может так, как писал Михаил Лермонтов:

На ловлю счастья и чинов

Заброшен к нам по воле рока;

Смеясь, он дерзко презирал

Земли чужой язык и нравы.

Ведь нас никто не спасёт, если только сами мы не начнём это делать.

Читайте Резонанс у Facebook та підписуйтесь на наш канал у Telegram

 

9
Олексій Бебель Аналітик «Kyivstratpro», адвокат, голова Адвокатського об’єднання «Бебель, Демура і партнери»