» Никчемность записей. СБУ подает патрон, а КСУ валит на поражение

30 июль 2021, Пятница, 16:32

Никчемность записей. СБУ подает патрон, а КСУ валит на поражение

11 января 2021г.
0
860DC4D7-A6FE-4919-A3F6-9D8BF26F3B37_w1023_r1_s

Александр Бабиков

Борьба с коррупцией. Почему это не работает. Проблемы уголовного процесса

(Часть 6)

Пленочные скандалы. Кто только не фигурировал на записях представленных общественности. Какие только разоблачения мы не видели за это время и сколько всевозможных откровений прозвучало. Не счесть.

Что в сухом остатке? Ноль. Пустое сотрясание воздуха, отдельные всхлипы и стенания, что правоохранители не хотят работать и наказывать виновных. И никакой ответной реакции. Максимум – ведется расследование.

Тем более не понятна ситуация, когда на записях все абсолютно очевидно и понятно. Предъявляй обвинение и дело в шляпе, приговор в двух шагах. Саботаж?

Вернемся в далекий 2011 год.

20 октября 2011 года Конституционный Суд Украины рассмотрел дело по представлению СБУ в части официального толкования положения ч. 3 ст. 62 Конституции Украины и вынес решение, повлекшее далеко идущие последствия.

Напомню суть. СБУ попросило дать разъяснении, можно ли использовать как доказательства аудио-видеозаписи, полученные не в рамках процессуальной деятельности уполномоченными сотрудниками правоохранительных органов, а в результате самостоятельной записи простым гражданином.

КСУ взвесив все "за" и "против" пришел к выводу, что если человек не является сотрудником правоохранительных органов и сделал запись на свое устройство, или же такая запись проведена уполномоченным сотрудником, но с нарушением порядка, содержащаяся на записях информация не может быть использована как доказательство в уголовном процессе.

Насколько это решение обосновано, обсуждать не вижу смысла, поскольку оно стало неотъемлемой частью нашего законодательства и действует.

К чему это привело. Любая запись, которую получил гражданин, в процессе общения например с чиновником, где последний вымогал заплатить ему взятку, не является доказательством, как и любые другие откровения, зафиксированные на пленках не могут быть использованы ни как доказательства ни как отправная точка для их получения.

Здесь начинает действовать доктрина «Плод отравленного дерева», суть которой сводится к тому, что если дерево ядовито, то и плод от него ядовит. Соответственно, если информация, полученная с незаконно проведенной прослушки или видеозаписи используется для сбора других доказательств, эти доказательства также являются незаконными.

Поэтому, даже если вам удалось зафиксировать на свой мобильный телефон требования заплатить за решение вопроса, как доказательство эта запись быть использована не может.

И возникает дилемма. В правоохранительные органы можно обратится с заявлением о вымогательстве взятки после того, как такое требование поступило. Но любая запись такого требования, до начала расследования будет незаконной. Тогда вопрос. Как нацепить технику на заявителя, если требование платить ему еще не поступало, а если поступало, то как это выглядит со стороны, когда заявитель просит повторно проговорить требования заплатить взятку?

Если сотрудник правоохранительного органа отправляет заявителя на повторный разговор условий получения взятки это будет провокацией преступления или нет? Ведь по сути имеет место инициатива со стороны правоохранителей, а первый разговор ничем не подтвержден. Да и опытный чиновник не будет по несколько раз проговаривать одно и то же.

А что делать, когда правоохранители пришли на обыск, обнаружили деньги и сразу же требуют сработать «с половины»? Даже при наличии диктофона на телефоне какой смысл в записи разговора. Человек вынужден решать, сейчас лишаться только половины своих сбережений или заходить в долгие суды с непредсказуемой перспективой. Ведь даже выиграв суд, который обяжет вернуть деньги далеко не факт, что при их возврате не вернут «куклу» с круглыми глазами и скажут, что все так и было.

«За» и «против» использования своих записей как доказательства в уголовном процессе достаточно много. Будут как и сторонники, так и противники такого подхода.

Вывод, по моему мнению, может быть в том, что запись полученная самостоятельно, не в рамках уголовного процесса, может быть использована как доказательство, если для исследования могут быть предоставлены первичная запись и устройство, на которое она была записана.

Если можно установить, кто, когда, на какое устройство и при каких обстоятельствах делал запись, отсутствие признаков монтажа или другого искажения их содержания, такую запись целесообразно использовать для установления фактических обстоятельств дела.

ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА (ЧАСТЬ 5)

Читайте Резонанс у Facebook та підписуйтесь на наш канал у Telegram

 

128836698_175891514210551_4054320200700528001_o
Олександр Бабіков Кандидат юридичних наук за спеціальністю кримінальне право та кримінологія