» Трубные игры, или Что не поделили глава “Нафтогаза” и его оппоненты

03 жовтень 2022, Понеділок, 13:33

Трубные игры, или Что не поделили глава “Нафтогаза” и его оппоненты

9 Березня 2017г.
0
16730380_505501472952105_554517708663053493_n

Игорь Воронцов, для Резонанса

Борьба за право управлять финансовыми потоками внутри крупнейшего госхолдинга НАК "Нафтогаз Украины" перешла в публичную плоскость. Конфликт угрожает единству партии "Народный фронт", под контроль которой "Нафтогаз" отошел в марте 2014 г.

Челобитная Гройсману

ПАО "Укртрансгаз" в начале марта текущего года распространила открытое письмо трудового коллектива в адрес премьера Владимира Гройсмана, в котором главу правительства просят не допустить развал газотранспортной системы Украины – не больше и не меньше. Однако в тексте всего лишь выражается протест против отстранения главы компании Игоря Прокопива от выполнения обязанностей.

Письмо составлено в духе лучших традиций советского прошлого: "Мы, делегаты конференции, представляющие интересы 20-тыс. трудового коллектива… глубоко возмущены…". Его авторы просят премьера лично вмешаться в ситуацию и не допустить увольнений в руководству "Укртрансгаза" (УТГ).

Хотя на самом деле мнение трудового коллектива, вставшего на защиту своего руководителя, могло иметь какое-то значение как раз при том преступном режиме – сейчас это не является аргументом и говорит только об отсутствии по-настоящему серьезных аргументов у одной из сторон конфликта.

Тем более, что длится он уже свыше 8 мес. и В.Гройсман прекрасно знает о ситуации внутри госкомпании, которая является оператором украинской ГТС – одной из наибольших в мире систем трубопроводного транспорта.

Она включает 37,6 тыс. км магистральных газопроводов, 71 компрессорную станцию общей мощностью 5405 МВт и 13 подземных хранилищ газа суммарной емкостью свыше 32 млрд м3. В структуре "Нафтогаза" эта компания – настоящая курочка, несущая золотые яйца. Ее годовой доход от транзита российского газа в ЕС составляет порядка $2 млрд.

Ранее УТГ входил в состав "Нафтогаза" в качестве дочерней компании – т.е. находился в прямом подчинении. Теперь, после преобразования в ПАО, у руководства УТГ появилось больше самостоятельности. Во всяком случае, оно так решило и это, собственно, стало причиной конфликта. И.Прокопив еще в сентябре 2016 г. жаловался СМИ на диктаторские замашки главы правления "Нафтогаза" Андрея Коболева. Мол, раньше назначения и увольнения в правлении УТГ надо было согласовывать с Кабинетом министров, а теперь это стало единоличной прерогативой НАКа и т.д.

Желание лишить А.Коболева влияния на компанию понятно. Если у него не будет инструмента в виде возможности снять строптивого подчиненного и поставить более исполнительного – в таком случае возможности главы холдинга влиять на хозяйственную деятельность внутри УТГ значительно сужаются.

Кроме того, в лице А.Коболева "Нафтогаз" как акционер снизил порог закупок, которые разрешаются УТГ без согласования с правлением НАКа: до 200 млн грн. При этом срок рассмотрения согласования был поставлен откровенно нереальный – до 120 дней. Т.е. если хотите проводить тендер – думайте, как его можно ускорить. А нет – ждите 4 мес., пока мы тут будем думать. И вообще не факт, что вы их сможете провести.

К примеру, в начале декабря 2016 г. правление "Нафтогаза" отменило объявленные УТГ тендеры на модернизацию компрессорных станций (КС) "Заднепровская", "Ананьев" и "Южнобугская". "Учитывая договоренность между Россией и Турцией о реализации проекта Турецкий поток, который призван заменить транзит российского газа в Турцию через территорию Украины, такая инвестиция является нецелесообразной", – пояснили в НАКе.

Причина такого решения представляется как минимум спорной. Ведь на самом деле далеко не факт, что "Турецкий поток" будет построен. Учитывая непростые отношения между Москвой и Анкарой, нельзя исключать, что в итоге его постигнет участь другого подобного проекта – обходного газопровода "Южный поток", от строительства которого российский госконцерн "Газпром" был вынужден отказаться. В любом случае "Турецкий поток" не будет построен за месяц-два, на это уйдет как минимум пара лет. А УТГ качает газ в сторону Турции здесь и сейчас. И если стоящие на станциях компрессоры требуют модернизации – то она тоже нужна здесь и сейчас.

Тем более, что как-то сложно будет украинским официальным лицам в Брюсселе убеждать еврочиновников в необходимости сохранить статус страны как основного транзитера российского газа - если не заниматься модернизацией ГТС. Поскольку в таком случае ее пропускная способность неизбежно начнет снижаться. Остается добавить, что цена вопроса – 4,13 млрд грн. Такова ожидаемая сумма расходов по тендерам, отмененным "Нафтогазом". И вопрос был не столько в целесообразности модернизации КС как таковой, сколько в том, кто и как этими деньгами будет распоряжаться.

Трубный пинг-понг

Такой вывод следует из ответа премьера В.Гройсмана депутатам во время "часа вопросов к правительству" в Верховной Раде 9 декабря. По его словам, тендеры будут объявлены заново – но уже самим "Нафтогазом". "Они сегодня наверняка будут просматривать технические нужды модернизации старой системы и будут согласно этому объявлять новый тендер", – сказал он.

И такой обтекаемый ответ главы правительства не случаен. Как известно, сам он является человеком из президентской команды, тогда как "Нафтогаз" вообще и УТГ в частности при создании коалиции и сопутствующем дележе "пирога" отошли к партии "Народный фронт".

Б этом в начале февраля сам И.Прокопив сообщил в интервью СМИ. При этом уточнив, что сам он является выходцем из партии, а якобы А.Коболев имеет обязательства исключительно перед экс-премьером и лидером НФ Арсением Яценюком. После его ухода с должности главы правительства и началась борьба за контроль над УТГ – поскольку исчезла фигура, цементирующая некий баланс.

Одним из эпизодов этой войны стало решение Минэкономторга Украины о прямом переподчинении себе "Укртрансгаза". С этой целью в сентябре 2016 г. в устав компании были внесены соответствующие изменения. Их инициатором стал И.Прокопив, стремившийся выйти из-под плотной опеки НАКа. Он исходил из того, что поскольку глава Минэкономторга Степан Кубив также является человеком из команды П.Порошенко, то он и его советники не будут лезть в кухню УТГ слишком назойливо и глубоко.

Скандал с переходом компании под крыло Минэкономторга получился довольно знатный: "Нафтогаз" публично обвинил министерство в рейдерском захвате госкомпании (и такое бывает, оказывается), в конфликт вмешался Европейский банк реконструкции и развития, который является кредитором НАКа.

Любопытно, что тогда, в сентябре 2016 г., ЕБРР встал на сторону "Нафтогаза", потребовав от Кабмина отменить изменения в устав компании, передающие УТГ в прямое управление министерства. Любопытно, потому что ранее банк всегда настаивал на разделении вертикального-интегрированного украинского госхолдинга на отдельные компании: добывающую, сбытовую и транспортирующую.

В той ситуации В.Гройсман как премьер вынужден был как-то отреагировать на обращение европейских партнеров. И он это сделал по-дипломатически изящно, переподчинив УТГ напрямую Кабмину. С одной стороны, было выполнено требование вывести компанию из подчинения Минэкономторгу, с другой – и под "Нафтогаз" она тоже вроде как не вернулась. Поэтому данный эпизод все же следует засчитать в актив И.Прокопиву.

Но А.Коболев в долгу не остался. Ответная реакция последовала не сразу, но тем не менее: 17 февраля этого года набсовет "Нафтогаза" отстранил И.Прокопива от выполнения обязанностей. Именно так – не уволил, поскольку теперь не имеет соответствующих полномочий, а отстранил. Результат, впрочем, тот же самый. В качестве причины такого решения указано "ненадлежащее управление в сфере закупок".

Оказывается, аудиторская компания Deloitte&Touche обнаружила ряд нарушений во время официальной проверки счетов "Укртрансгаза". Кроме того, ранее, 11 февраля, А.Коболев сообщил, что внутренний аудит обнаружил в УТГ сомнительные операции как минимум на 1,5 млрд грн. за 2016 г. и ранее были выявлены сомнительные операции на 500 млн грн. по итогам 2015 г. Но при этом обращает внимание отсутствие значимых уголовных дел по злоупотреблениям в компании.

Трубное наследие

ГПУ в феврале 2015 г. открыла уголовное производство по факту завышения на 51 млн грн. реальной стоимости работ по монтажу, ремонту и обслуживанию аппаратуры. Далее, в марте 2015, СБУ сообщила о выявленном хищении 20 млн грн. в одном из областных филиалов УТГ. На этом все. Выглядит довольно мелко для компании, которая за один раз объявляет тендеры на 4,1 млрд грн.

Для сравнения можно взять ПАО "Укргаздобыча", также входящую в "Нафтогаз". Там ущерб государству от заведомо невыгодных договоров о совместной деятельности с частными компаниями оценивается в 3 млрд грн. Данное уголовное производство, напомним, сейчас находится в производстве у НАБУ.

Т.е. УТГ до настоящего времени не являлся объектом пристального внимания силовиков: в его центральном офисе не устраивались маски-шоу по аналогии с другими крупнейшими госкомпаниями "Укрзализница", "Энергоатом", "Объединенная горно-химическая компания" и т.д.

К тому же сомнительные финансовые операции следует отличать от незаконных. Как показывает судебная практика по результатам проверок Государственной финансовой инспекции Украины, штрафные санкции за сомнительные операции госкомпании нередко успешно оспаривают в судах – доказывая, что в их действиях не было ничего криминального.

Кстати, почему аудит УТГ вместо Госфининспекции поручили Deloitte&Touche – вопрос интересный в том плане, что ГФИ сделала бы это бесплатно, а частной аудиторской компании "Нафтогаз" заплатил за эти услуги хорошие деньги. Спору нет, Deloitte&Touche – компания с мировым именем, но разве у А.Коболева есть сомнения в профессионализме и независимости государственных аудиторов из ГФИ?

Очевидно, что если задать ему этот вопрос, то ответ будет отрицательный. Просто для проверки ГФИ требуется решение Кабмина, которое глава "Нафтогаза" мог и не получить. А организовать проверку частной компанией гораздо проще – любой каприз за ваши деньги, что называется. Хотя насколько целесообразно в данном случае расходование НАКом средств на оплату частного аудита – вопрос интересный, в т.ч. для силовых органов.

Впрочем, можно предположить, что пока они не будут вмешиваться вокруг УТГ – поскольку в соответствии с коалиционными договоренностями 2014 г. компания по-прежнему остается в сфере влияния НФ. Возникший конфликт скорее угрожает внутреннему единству партии.

Ведь ее влиятельные фигуры, на которых опирался И.Прокопив, могут не согласиться с отстранением от финансовых потоков одной из крупнейших госкомпаний. И которая, как он утверждает, теперь полностью перешла под кураторство партийного лидера А.Яценюка. Слегка перефразируя классика, можно сказать, что отношения между "фронтовиками" грозит испортить денежный вопрос.