Страсти по таможне — Резонанс - о коррупции, взятках, судьях, власти

04 август 2020, Вторник, 02:12

взятка декларация ДТП в Харькове задержание в Иванковичах Мошенничество туроператоров НАБУ Нацполиция происшествия прокуратура СБУ Укрзализныця

Страсти по таможне

18 мая 2020г.
0

Алексей Бебель

Лично для меня слово «реформа» приобрело за последние годы достаточно одиозный оттенок. Нет, не потому, что я такой весь консерватор и перемен не хочу.

Просто существуют продуманные, обоснованные действия с прогнозируемыми последствиями, как позитивными, так и негативными. Они практически произрастают из существующего бытия и есть органичной трансформацией.

Но есть и другие изменения. Они деструктивны в своей сути и приносят результат исключительно заинтересованным бенефициарам этих процессов, или же представляют собой набор спорадических действий. Необдуманных и бесперспективных. Поэтому их легко очертить знаменитым вопросом Павла Милюкова: «Что это – глупость или измена?».

Давайте пока оставим в стороне то, что проделано с судами, прокуратурой, правоохранительными органами. Обратимся к таможне. Она постоянно демонизируется, представляясь в сознании людей чуть ли не основной причиной существования контрабанды, душителем бизнеса и причиной пустого бюджета.

Не спорю, как любой государственного органа в нашей стране, особенно наделённый правоохранительными и контрольными функциями, таможня ориентирована на достижение показателей любой ценой, кампанейщину и включает большую коррупционную компоненту.

Но можно ли уничтожить эти проблемы простым изменением структуры, аттестациями, увольнениями и поголовным шельмованием?

Неужели если набрать в таможенные органы записных борцов с коррупцией от иностранных посольств и союзных им фондов или активистов на доверии, а также максимально уменьшить полномочия, то коррупция и давление на бизнес исчезнут как предрассветный морок?

В это искренне поверить может только человек в лучшем случае наивный и инфантильный.

Иной вопрос – применение иностранного опыта.

Нет, я не о передаче таможни в управление иностранным компаниям. Не хочу широко касаться это темы – пусть читатели сами ознакомятся с результатами такой деятельности и мнением специалистов.

Я о опыте выявления контрабанды, организации таможенного контроля и таможенного оформления. Тут безусловно нужно брать всё лучшее – начиная от техники и заканчивая реальным обучением персонала. Не походами делегаций по таможенным постам и милыми речам за столами переговоров, а самым настоящим обучением.

Но как не оснащай сканерами, камерами и другой техникой таможенные посты, сколько не учи персонал, всё равно достигнуть ожидаемого эффекта будет невозможно.

Для того, чтобы минимизировать проблемы с коррупцией в таможенных органах и максимально сократить контрабанду государство для начала должно ответить на вопрос чего оно хочет достигнуть?

У нас же годами господствует такой странный подход, когда таможенные сборы рассматриваются как один из основных средств для наполнения бюджета, то есть государство таким образом реально заинтересованно в импорте.

Но импорт в огромных количествах возможен только в случае отсутствия или угнетения внутреннего производства, но при наличии возможностей закупать. Для этого нужны деньги и внутренний спрос.

Однако Украина доллары, евро или любую другую валюту международных платежей не эмитирует. Поэтому нужно что-то продавать и потом покупать, а раз так, то желательно превышение вывоза над ввозом. Или же должен быть приток иностранных инвестиций в большом объёме, но не в ценные бумаги (тем более долговые), а именно в виде вложений в экономику.

Этого у нас как раз и нет.

Кроме того, у нас достаточно небогатое и даже бедное население в основной массе своей, плюс проблемы с занятостью. Вот и ищут выход – одни в торговле дешёвым ширпотребом, а другие – в покупке товаров за минимально низкими ценами.

Кто ответит утвердительно, что в таком случае силами таможни можно сбить этот вал? Нет, конечно. Тут необходимы экономические шаги по развитию внутреннего производства и поднятия доходов населения.

Власть также должна отчётливо понять общество, которым она руководит. Это непростая задача, как не покажется странным. Западная Европа, США, Канада, Китай, Япония и другие развитые страны пришли к своему порядку каждый своим путём, которые для нас невозможен в силу целого ряда причин.

Нам нужно подумать, как с нашим сознанием добиться похожего или даже лучшего результата, но другими возможно средствами.

Для меня образцом реформ в судебной и фискальной сферах есть именно Российская Империя.

Например, Департамент окладных сборов (по-нынешнему – центральный аппарат) насчитывал 200 человек, а налоговая инспекция всей (!!!) Империи состояла из 1300 человек, из которых 1000 были инспекторами, а 300 – их помощниками.

Что же касается контроля за перемещением товаров и денег через границу, то Министерство финансов имело в своём подчинении собственно таможню и Отдельный корпус пограничной стражи.

Обе этих службы тесно взаимодействовали, занимались разведкой в целях выявления путей контрабанды, а также исполняли массу других функций, вплоть до карантинной.

Добились с 1893 года эффективности работы этих органов в общем-то простыми средствами, а именно материальным поощрением и контролем за соблюдением законов.

Чтобы было понятнее вкратце опишу этот механизм.

Если таможенники и/или пограничная стража задерживала контрабандный груз, то он оценивался таможенными органами и направлялся на реализацию. Кроме того, на контрабандиста накладывался штраф.

Так вот, деньги, полученные от штрафа и продажи товаров, распределялись следующим образом:

- покрытие расходов на транспортировку и продажу товара;

- назовём это так, по-современному, судебные издержки;

- 20% направлялось в бюджет;

- 10% – в так называемый инвалидный капитал (деньги на помощь ветеранам, раненным, больным и семьям умерших чинов);

- остальная (!) сумма передавалась тем лицам, которые выявили контрабанду товаров и принимали участие в задержании контрабандиста.

Причём, если помощь в выявлении контрабанды принимало просто гражданское лицо, то ему причиталось не менее 1/3 всей наградной суммы.

В случае же если сумма выявленной контрабанды была небольшой, или товар освобождался от изъятия по решению вышестоящих органов, то лицам, проявившим усердие в выявлении, полагалась премия в размере до 750 рублей. Это, на секундочку, можно было обменять на 75 золотых монет достоинством в 10 рублей, каждая из которых сейчас стоит минимум 500 долларов США за штуку.

Вот и всё. А результат был очень простой: перед Первой мировой доходы казны от деятельности одной только пограничной стражи были в 30 раз выше от суммы, выделяемой на её содержание.

Я не говорю, что сейчас возможно именно такое распределение. Однако разумный процент от выявленной и реализованной контрабанды нужно направлять на поощрение служащих таможни и пограничников. Почему нет?

Деньги – это единственный реальный стимул и лучше платить работнику с прибыли государства, чем он будет получать от убытков казне.

А вот простых решений не бывает.

Помниться, что в первый заход во власть в Украине Михаила Саакашвили был явлён народу посыл, что вот мы будем производить таможенное оформление грузов, отправленные из (назовём так) «передовых» стран, по той таможенной стоимости, которая указана в товаросопроводительных документах и контрактах.

Эффект мог быть очень ожидаемым. Тут как в анекдоте о том, как Чапаев вернулся из Лондона с кучей денег с незабвенным ответом: «Я говорю ему – покажи карты! А он отвечает, что у нас джентльменам верят на слово. Тут мне, Петька, карта и пошла!».

Что сложного зарегистрировать предприятие в одном из этих государств и начать ввозить товары по заниженной стоимости?

Но вот Михаил Саакашвили уже после нового назначения заявил, что нужно ликвидировать таможенных брокеров. Мол в них вся беда.

Как аргумент привёл пример как он ввёз три своих стула из Америки, а их таможенное оформление проводило два брокера в течении трёх недель.

Эта душещипательная история сразу напомнила мне дивный рассказ Давида Сакварелидзе о том, как в дождливый холодный день он гулял по ботаническом саду Киева, и некий Виталька предложил ему 10 миллионов долларов ежемесячно за содействие в каких-то таможенных схемах с бензином.

Если кто-то из читателей заказывал ввоз каких-нибудь недорогих и малообъёмных товаров из-за рубежа, то он знает, что таможня их оформит сама по цене посылки и их можно получить даже в простом почтовом отделении или на таможенном посту уплатив маленькую сумму сбора. Что же касается ввоза собственных (опять же недорогих вещей), то это вообще произойдёт быстро и возможно даже беспошлинно.

Услугами таможенных брокеров пользоваться необходимости нет. Тем более двух. Два таможенных брокера не нужны даже при больших коммерческих грузах.

Так вот, таможенные брокеры есть в разных странах, и они нужны для того, чтобы получатель товара в, например, Харькове не посылал своих сотрудников в Одессу или Николаев для проведения таможенного оформления груза.

Кроме того, они профессионально занимаются этой работой, а субъекту хозяйствования, которые ввозит товары, например, раз в год или от случая к случаю необходимости иметь в своём штате работников с такими знаниями просто нет необходимости.

В общем, как писал Гоголь Н.В. в пьесе «Ревизор»: «Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?».

Поэтому хочется, чтобы вопросы импорта-экспорта решались в нашей стране именно специалистами с учётом интересов нашей промышленности, а реформированием таможни занимались те, кто вырос в этих органах.

Не нужно их считать плохими. Они в большинстве своём хорошие люди и профессионалы, но поставлены в такие условия, в которых вынуждены пребывать.

Дайте им возможность получать хорошую оплату, установите разумные таможенные сборы, обеспечьте неотвратимость наказания за нарушения закона и уверен, что многие нынешние проблемы отпадут сами собой.

ДБР ОГОЛОСИЛО ПІДОЗРИ КЕРІВНИКАМ МИТНИХ ПОСТІВ «ОДЕСА» ТА «ІЛЛІЧІВСЬК»

Олексій Бебель Аналітик «Kyivstratpro», адвокат, голова Адвокатського об’єднання «Бебель, Демура і партнери»